“Агата Кристи”: «Триллер» продолжается…

Ровесник №10, 2005 г.


Еще недавно казалось, что ведомая братьями Самойловыми «Агата Кристи» переживает глубокий кризис, и пик ее популярности остался в прошлом. Вышедший в конце минувшего года альбом «Триллер. Часть 1» опроверг мнение скептиков и вернул группу в первый эшелон. О готовящейся к выходу второй части «Триллера», современной литературе, готике и желании протянуть руку помощи молодым талантам «Ровеснику» рассказал Вадим Самойлов.


– Многие критики назвали альбом «Триллер» вторым дыханием группы. Согласны ли вы с этим?

– Это связано с тем, что «Агата» давно не выпускала альбомы, хотя мы постоянно концертировали и записывали синглы. Этот диск мы готовили достаточно долго: год ушел от момента задумки до финального аккорда в записи. Сложность заключалась ещё и в том, что предыдущие альбомы мы создавали втроем, вместе с Сашей Козловым (1 марта 2001 года клавишник, аранжировщик, композитор Александр Козлов умер – ред.). «Триллер» мы записывали вдвоем с Глебом, поэтому пришлось всё поменять, и найти новый путь создания музыки. Ну и потом когда уже накопилось достаточно музыкальных идей, нам хотелось быть современными, не выглядеть динозаврами и не повторять уже сделанное ранее.

– Вы пошли по нестандартному пути, выпустив альбом собственными силами без участия лейблов.

– Мы отдавали отчет, что без участия лейбла и его пробивных возможностей, будет сложно. Но мы люди достаточно горделивые, и потенциал альбома уже примерно просчитали, поэтому вступать в мелочные торги с лейблами нам не хотелось. Мы решили, что альбом нужно издать, а зритель сам разберется. Так и получилось.

– Перейдем ко второй части «Триллера». Почему вы решили разбить диск на две части?

– Когда мы придумывали песни для «Триллера», получилось порядка 22-х заготовок, и встала дилемма: выпускать два коротких альбома из 11-12 песен или длинный диск. Мы посчитали, что в длинных альбомах в нынешней ситуации восприятия музыки, смысла нет. Каждая наша песня – своего рода спектакль, а длинный альбом не даст расслышать все песни, поэтому впечатление будет смазанным. Для второй части у нас есть уже полностью готовые песни, есть частично готовые, а на сладкое мы оставили досочинение некоторых песен прямо в студии. Вообще, у нас в процессе записи альбома почти всегда появляются новые песни, и многие из них становятся «золотым фондом» группы.

– В своё время наиболее продвинутые меломаны называли вас «первой русской готической группой». Сейчас, когда готика на подъеме, вы востребованы готической аудиторией?

– Мы с удивлением недавно узнали, что являемся любимцами готов. Я всерьез обратил внимание на готическую культуру, когда мне довелось увидеть её воочию на готических вечеринках в Москве. И я понял, что готы находят в нашей музыке – их привлекают образы вампиров, графа Дракулы и т.д. Мне в готике тоже многое нравится, но я не понимаю людей, которые доходят в этом до абсурда – я знаю, что, например, у «Пикника» есть фанаты, которые ночуют в гробах. Как жанр готика нас не особо интересует – самые интересные вещи происходят на стыке жанров.

– Какие группы повлияли на вас в начале творческого пути, и что вам нравится в современной музыке?

– Рок-музыку мы начали слушать очень давно, году в 75-м. Главной группой для нас были тогда Pink Floyd. Мы жили в маленьком провинциальном городе (город Асбест Свердлрвской Области – ред.) и слушали то, что до нас доходило: Queen, хард-роковые группы, The Beatles, The Cure. Вообще английская независимая музыка нам ближе всего по духу. Из современных коллективов мне нравится Linkin Park – в них есть что-то, что отличает от остальных молодых альтернативщиков, романтика и полет, хотя долго я слушать их не могу. Marilyn Manson – уважаемый гражданин, несмотря на то, что его альбомы всё хуже и хуже. Ещё Franz Ferdinand… Я почти всё новое слушаю, но я уже не в том возрасте, чтобы подсесть на что-то. Хотя стараюсь быть в курсе.

– Говорят вы читаете радикальную контр-культурную литературу, это так?

– Это по части Глеба, он подсел на альтернативную литературу, и песня «В интересах революции» появилась после прочтения им книги Стюарта Хоума «Отсос». Что касается меня, то в отличие от Глеба, читать запоем я даже в детстве не мог. Моими любимыми писателями всегда были Стругацкие, Лем, Булгаков. Сейчас я читаю исключительно научную литературу. У меня образование техническое, мне всегда были интересны научные теории, а тут я обнаружил, что со времен института в моих познаниях о мире возник существенный пробел, и я пытаюсь его как-то восполнить.


– Несколько лет назад вы производили впечатление уставших от жизни и разочарованных людей…

– Нам было непросто. Та популярность, которая нас постигла в середине 90-х – это серьёзное испытание для психики. Мы видели эти толпы фанатов, чувствовали истерию вокруг себя, но до конца не осознавали, что находимся внутри всего этого. А когда Саша Козлов умер, мы очень долго в стрессовом состоянии находились, привыкали. Мы не просто товарища потеряли, а долго не понимали, как музицировать дальше, и в течение нескольких лет мы претерпели метаморфозу от полной нехватки Саши на сцене до полного ощущения его присутствия. И когда мы записывали первую часть «Триллера», почти после каждой песни про себя говорили: «Саше бы это понравилось». Но на это нужно было время – мы люди очень эмоциональные, и такие печальные события просто так не могли пройти.

– А что вы могли бы пожелать молодым музыкантам?

– Главное пожелание: не отчаиваться! Рассылать свои фонограммы и участвовать в фестивалях. Даже региональные фестивали способны что-то дать, яркие музыканты незамеченными не останутся. Мой опыт говорит, что успех – это наполовину талант, наполовину удача. И этой удачей нужно уметь воспользоваться, сконцентрироваться и в нужный момент показать себя во всеоружии.
А вообще, молодым музыкантам я не только хотел бы что-то пожелать, я хотел бы помочь…

– То есть у вас есть планы кого-то продюсировать?

– С этим всё непросто, я на сегодняшний день отслушал порядка 500 пластинок, наблюдал молодежь на фестивалях, среди них есть хорошие группы, за которые можно взяться. Но мне в этом смысле более интересна своего рода музыкально-методическая работа: не просто найти готовую группу, снять клип и начать раскрутку. Я вспоминаю себя совсем молодого, живущего в городе Асбесте, с совсем чуждым миром вокруг, отличающимся от того, что у меня в голове. И поэтому мне особенно интересна судьба таких вот людей, чтобы они не остались незамеченными. Я надеюсь, мы сможем что-то сделать, чтобы они могли присылать нам записи и получить и отклик и поддержку.

Беседовал Илья Зинин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *