Глеб Самойлов в передаче “Аврора+Широков” (МУЗ-ТВ)

МУЗ-ТВ, 20.02.2003

Глеб Самойлов (Агата Кристи) в передаче "Аврора+Широков" (МУЗ-ТВ), 2003 г.

Стенограмма программы:

Аврора: Все дело в том, что одной из культовых, просто известнейших и любимейших команд отечества нашего, группе «Агата Кристи» исполняется ровно 15 лет и именно, насколько я знаю, сегодня. Глеб Самойлов сегодня у нас в гостях. Привет, Глеб!
Глеб: Здравствуйте!
Аврора: Во-первых, разреши поздравить тебя.
Глеб: Спасибо большое.
Широков: Надо узнать, на самом деле сегодня ли вот…
Глеб: Да, сегодня.
Аврора: Прямо конкретно сегодня?
Глеб: 20 февраля – это день рождения группы «Агата Кристи».
Аврора: Ну, это – совершенно замечательно! А где Вадик, рассказывай!
Глеб: Дело в том, что мы к такому событию готовили очень много старых песен, которые не играли, ну там, лет 12 некоторые, и для того, чтобы их подготовить, там всякие клавишные партии, там секвенсоры и так далее, и так далее, требуется большое количество времени. Вот мы до сих пор с этим не справились, справляемся окончательно сегодня. Поэтому Вадик занят подготовкой к концерту, а я болтаю.
Аврора: А ты ходишь, значит, и пиаришь, и пиаришь.
Широков: В общем, пишет музыку, а Глеб занимается пиаром.
Глеб: Да.
Аврора: Молодец! Разделение обязанностей. Мы тут про вот такой сложный возраст 15 лет. У вас вот получается, что переходный пубертатный период, связан он со всевозможными осложнениями, с самокопанием, с самокритикой и все такое. Да, да, да. Да, так говорят психологи.
Глеб: Ну, хорошо, что половое созревание позади.
Аврора: Вот я хотела, конечно, спросить, но думаю, что, да вот, здесь нет сомнений все-таки никаких. Хотя, не знаю, может есть, что добавить на эту тему?
Глеб: Добавить всегда можно, но не обязательно в эфире.
Аврора: Так, то есть вне эфира.
Широков: Ясно. Я видел с вами несколько эфиров в виду того, что к 15-летию готовятся разнообразные акции, поэтому вы появляетесь, появляетесь и еще раз появляетесь, у меня возник вопрос: у вас есть в коллективе дедовщина? Вот такая, чтобы вот старший, ну, может, не сильно притеснял, но, тем не менее, командовал младшим?
Аврора: Ты имеешь в виду среди братьев Самойловых что ли?
Глеб: Нет, как-то не сложилось с дедовщиной у нас, поскольку…
Аврора: А с братовщиной? С братовщиной, по всей видимости, сложилось.
Глеб: Да. С дедовщиной не сложилось по той причине, что, в принципе, по большому счету в большую жизнь, то есть на сцену, мы шагнули одновременно, хотя мне было в то время…
Аврора: 15.
Глеб: 17, мне было 17, а Вадику соответственно, млм… + 6 сколько будет?
Аврора: 23.
Глеб: По математике у меня было два… Да, Вадику было 23, то есть все, что было до сцены как-то… как-то быстро забылось, и поэтому жизненный опыт в принципе у нас один и тот же, и дедовщины, тем более, в музыке, творчестве у нас нет.
Широков: Ну, то есть можно с огромной долей уверенности утверждать, что коллектив «Агата Кристи» появился 20 февраля 1988 года.
Глеб: Абсолютно. Этой дате есть объяснение: это был первый наш концерт под этим названием.
Широков: Все, что было до этого, будем…
Глеб: Все, что было до этого: у Вадика был свой студенческий ансамбль, у меня – свой школьный ансамбль. Вот, периодически мы поставляли друг другу песни: Вадик – свои нам, я ему – свои. Вот, а в конце 87-го года решили объединить, наконец, наши усилия и с Сашей Козловым заодно. И к 20 февраля 88-го года подготовили концертную программу.
Широков: Все произошло. Скоро встретимся.
Глеб: Да.
(пауза)
Аврора: Мы вот тут друг другу даем обещания, что будем говорить друг другу: не сутулься! Не сутулься!
Глеб: Держи спинку!
Аврора: Да. Телезритель, здравствуй! Как тебя зовут, говори скорее!
Телезритель: Добрый вечер!
Аврора: Здравствуйте!
Широков: Здрасти!
Аврора: Как зовут вас?
Телезритель: Всем привет!
Аврора: Привет, привет!
Глеб: Приветик!
Аврора: Как зовут вас?
Телезритель: Меня зовут Сергей!
Аврора: Сергей, очень приятно. Поздравляем вас с 15-летием группы «Агата Кристи».
Телезритель: Да, и я очень хочу поздравить Глеба с 15-летием группы «Агата Кристи».
Глеб: Спасибо большое.
Телезритель: Пожелать тебе Глеб, Вадику здоровья, счастья, всего наилучшего, новых песен. Вот и хотел тебя спросить: а о чем ты мечтал в 15 лет?
Глеб: О чем мечтал в 15 лет? Я и мечтал и усердно воплощал свою мечту. Я мечтал петь свои песни и делал это. Вообще, рок-музыкантом хотел быть, начиная с 8 лет. Вот.
Широков: Рок-музыкантом?
Аврора: С восьми?
Глеб: Да. То есть с 78-го года.
Широков: Что послужило, а что подтолкнуло? Увидел что-то, услышал?
Глеб: Услышал что-то. У нас с Вадиком есть двоюродный брат, который сейчас живет в Германии. Он старше нас намного: меня на 10 лет, то есть ему сейчас 42. Вот. Он тогда жил в городе Барнауле.
Широков: Только что сдал свой возраст.
Глеб: Да.
Аврора: А что это разве тайна? Насколько я понимаю…
Глеб: Еще не… 32 – это еще не тот возраст, когда нужно скрывать что-то, по-моему.
Аврора: А когда будем, когда начнем скрывать, Глеб?
Глеб: Да никогда. Вот. А он жил в городе Барнауле. Это Алтайский край, это далеко очень даже от Свердловска и даже от Асбеста, где мы тогда жили. Вот, когда мне было 8 лет, Вадику плюс 6 опять таки.
Аврора: 14. Как мы! Сложение у нас…
Глеб: 14. Он привез к нам в Асбест на поезде из Барнаула, трое суток вез большой катушечный магнитофон, огромное количество кассет, и…, то есть рок-музыка исключительно, как бы, то есть там были и «Deep Purple», «Led Zeppelin», но самое главное, там был «Pink Floyd», то есть самые звездные альбомы «Wish you were here», «Animals», «Dark side of the moon». И вот услышав «Pink Floyd», я понял, что хочу быть «Pink Floyd»-ом.
Аврора: Глеб, такое ощущение, что вот… такое ощущение, что вы все-таки наслушались скорее группы «Cure», чем «Pink Floyd», и я думаю, что это много, много раз вы слышали в свой адрес. Но я считаю, что в этом ничего ужасного, например, нет, поскольку я, например, группу «Cure» очень люблю и уважаю, а вы где-то там, рядом в этой вот готической какой-то эстетике. Или это все – неправда, и вы никогда не слышали такой группы?
Глеб: Это абсолютно мистическое совпадение. Дело в том, что первый раз группу «The Cure» мы увидели и услышали одновременно на видеокассете, был сборник клипов, это в 89-ом году, то есть ровно год был «Агате Кристи». Мы поразились. Дело в том, что имидж, который мы увидели у Смита, да?
Аврора: Да, да!
Глеб: Полностью совпадал с имиджем, с которым я уже год выступал на сцене, то есть…
Аврора: Это, конечно, удивительно…
Глеб: это такие волосы, рубашки на выпуск.
Аврора: Да, и такие глазища.
Глеб: Но и кроме всего прочего, в принципе, всю депрессивную музыку принято сравнивать было тогда, поскольку сейчас ее значительно больше, тогда поменьше было все-таки.
Аврора: А вы считаете, что сейчас значительно больше депрессивной музыки?
Глеб: Ну, сейчас депрессия модна.
Аврора: Разве?
Глеб: Мне кажется, да.
Аврора: А мне казалось, что сейчас, наоборот, в моде позитив.
Глеб: Ну-у, не думаю. Очень большое количество групп, которые делают ставку именно на грусть, на юношескую грусть.
Аврора: Пубертатную грусть.
Глеб: Да, да. Вот.
Аврора: Так. А у вас тоже депрессивная музыка? Да? У вас тоже грусть, тоска?
Глеб: Ну, очевидно, да. На самом деле, просто мне всегда казалось, что она просто мечтательная. Эта музыка, вот, которую хочется… которая выражает мечту, а мечта и … столкновение мечты с реальностью всегда рождает депрессию, это несоответствие, да? Вот это. Поэтому и получается депрессивная музыка.
Аврора: Но вот как получилось. Начали мы отвечать на вопрос нашего зрителя по поводу всевозможных грез и мечтаний, да? Выяснилось, что ты мечтал стать музыкантом, играть и петь свои песни. Ну, так и случилось!
Глеб: Да я считаю…
Аврора: Чего же тосковать, вот видишь…
Глеб: Да, я счастлив. Нет, ну, кроме всего прочего… кроме…
Аврора: Мечта с реальностью абсолютно совпала. 15 лет «Агате Кристи»!
Глеб: Нет, я объясню, почему. Почему я хотел стать именно музыкантом, потому что мне казалось, что кроме как музыкой мечту о сказке, о полете, наверно обо всем, о чем мечтается в детстве, глядя на закат, просто выразить не возможно. А так-то по большому счету мне летать хочется!
Аврора: Летать хочется?
Глеб: Конечно.
Аврора: Так надо летать тогда.
Глеб: Ну а во сне я летаю.
Аврора: А наяву? Самолет.
Широков: Летные школы, аэродромы.
Аврора: Да. Или, в конце концов, попробовать уже может быть помахать.
Глеб: Нет, я летал на мотодельтаплане, но, конечно это здорово понравилось, но, сойдя, так сказать, на землю, я понял, что все равно это не то.
Аврора: Это не то.
Глеб: Почему люди не летают? Почему люди не летают как птицы?
Аврора: Фильм Паркера «Birdy» (Птаха) не смотрел?
Глеб: Нет, не смотрел.
Аврора: Обязательно посмотри. Там человек очень хотел стать птицей и стал ею. Ты знаешь?
Глеб: Ну, вот.
Широков: Он отрастил крылья и так далее, и так далее.
Аврора: Ах, ничего ты не понимаешь, Широков!
Глеб: И стал нести яйца.
Аврора: Грубая вы натура! Здравствуйте, телезритель! Я надеюсь, вы – более утонченная натура, сейчас зададите какой-нибудь очень тонкий и красивый, хороший вопрос. Здравствуйте!
Телезрительница: Але! Это я?
Широков: Это вы. Здравствуйте!
Аврора: Ой, как зовут вас?
Телезрительница: Ой, всем огромнейший привет!
Аврора: Здравствуйте!
Телезрительница: Меня зовут Алина.
Аврора: Очень приятно.
Телезрительница: Я поздравляю группу «Агата Кристи» с днем рождения!
Глеб: Спасибо.
Телезрительница: Желаю вам всего самого наилучшего. Кстати, вчера, Глеб, я видела вас в метро, когда поднималась по эскалатору.
Глеб: Так это были вы!
Телезрительница: Так это были мы. У меня есть такой вопросик.
Аврора: А как зовут вас?
Телезрительница: А меня зовут Алина.
Аврора: Алина, очень приятно. Мы вас слушаем.
Широков: Давайте ваш вопросик. Вопросик, Алиночка…
Глеб: А вы поднимались или опускались?
Телезрительница: Мы поднимались, а вы опускались.
Глеб: Небось, с Вадиком вместе.
Телезрительница: Да.
Глеб: Понятно. Тогда я точно вас запомнил.
Телезрительница: Да-а?
Глеб: Потому что вы так на нас смотрели!
Аврора: Вообще, это удивительно.
Глеб: Так на эскалаторе люди не смотрят обычно.
Аврора: Нечего в метро спускаться!
Телезрительница: Нет, это было так неожиданно, вообще, супер!
Глеб: Это было неожиданно для вас.
Телезрительница: Да, для нас это было неожиданно.
Глеб: Для Вадика это тоже было неожиданно между прочим, поскольку в метро езжу только я обычно.
Телезрительница: Да?! А вы, кстати, живете на этой станции или просто здесь оказались?
Широков: Ну, началось!
Глеб: А-я-яй-я-яй, а что же вы не выследили нас?
Аврора: Алина, мы спросим по поводу метро обязательно. Для меня, например, это было как-то странно, звезды, метро?
Глеб: А она вопрос-то не задала.
Аврора: А, да, Алина сейчас нам задаст свой вопрос.
Широков: Алина, у вас 5 секунд.
Телезрительница: Да. Какой самый лучший совет вам дали за всю жизнь?
Широков: Спасибо. Я его запомнил. Сразу после клипа мы встречаемся, и Глеб отвечает на вопрос Алины.
Аврора: А клип замечательный совершенно! Вот, мой любимый из «Агаты Кристи» – «Опиум для никого». Давайте смотреть! 
Аврора: Глеб признался, что не может смотреть этот клип. Не нравится он ему. Говорит, что пришлось ему играть, на самом деле, он никакой не актер.
Широков: Итак, я продолжаю озвучивать вопрос. Алина, я надеюсь, что вы еще рядом с телевизором, слушаете ответ. Глеб, вопрос был: какой самый лучший совет тебе за всю прошедшую пока еще жизнь?
Глеб: Ой, ни один совет я не могу назвать хорошим, просто потому что я  очень не доверчивый человек к чужим словам, кроме лести, разумеется. То есть когда мне льстят, я верю моментально.
Аврора: О! Грубая лесть. Вот она, дорожка к сердцу Глеба.
Глеб: Вот. Да. А совет, он подразумевает под собой все равно какую-то долю критики, да? То есть исправь вот это в своей жизни.
Широков: Это сделай вот так, и будет о-го-го!
Глеб: Да. А не то, что сейчас, да? Вот. Я это переношу очень болезненно, человек самолюбивый. Вот. Очень это иногда мешает, но и иногда помогает, кстати. То есть я не загружаюсь чужими гонками даже, то есть я спокойно прошел в юности через горнила философских различных там трактатов, там книг и так далее. Никто из них меня не задел абсолютно, ни всякие, ни теософия меня не задела, ничего.
Аврора: Как так? Ты такой самоуверенный, сам все знаешь?
Глеб: Я такой недоверчивый.
Аврора: Ну, так может быть все-таки… А почему? Откуда вот это недоверие? Ты сам считаешь, что ты во всем разобрался?
Глеб: Да, нет. Просто, я… Скажу так: я не верю, что другой человек может точно знать, как мне нужно поступить. Ну, я такой, как я сказал.
Аврора: А ты сам-то даешь советы?
Глеб: Я советов не даю. И советую никому не слушать ничьих советов. Вот. Единственное, вообще, книга, единственное учение, которое меня как-то перевернуло на всю жизнь, это, конечно, Библия. И до нее я ничему не верил, и после нее я не буду, наверно, верить ничему, кроме любви.
Широков: Специальный вопрос из нашего форума www.muz-tv.ru непосредственно наша телезрительница с ником Stylist.
Аврора: Не понятно, откуда достал бумажечку.
Широков: Нет, Stylist пишет: Авроре и Широкову, срочно ребята поднимите тему о наркотиках. Были ли у группы или, тут написано, кавонить из членов группы…
Аврора: Кавонить?
Глеб: Ну, очевидно, писал человек знакомый с темой не понаслышке. Кавонить!
Аврора: Кавонить – это прямо какой-то глагол, мне кажется. Что делать? Кавонить!
Глеб: Да, какой-то, может это жаргон чей-нибудь.
Аврора: Что он означает, кавонить?
Широков: Я просто хотел добавить к вопросу, а может и просто…
Аврора: А, может, ответить хочешь даже?
Широков: Нет. А может и просто по-другому этот вопрос перезадать. Были ли проблемы с музыкой, я имею в виду с песнями, там иногда опиум курить и так далее, и так далее, на уровне законодательных запрещений, отмены выступлений и так далее?
Глеб: Да! Но отмены выступлений нет, а скажем в том же Монте-Карло, когда мы приехали на Word Music Awards, мы хотели сначала сыграть песню «Опиум для никого» на концерте, начальство наше русское российской делегации сказало просто: ребята, зачем же тогда это все снимать, платить деньги за съемку, если все равно этого в России уже никто не покажет, песню с таким названием. Пришлось заменить песню. Снималась с эфира, запрещалась песня «Моряк» сразу на двух каналах: и на ОРТ, и на НТВ тогдашнем еще. Но формулировка там была другая несколько: это как песня, негативно влияющая на психику зрителя и не соответствующая имиджу общенационального канала.
Широков: И вот уже 15 лет, уважаемы друзья, коллектив «Агаты Кристи» занимается именно этим: негативно влияет и так далее.
Аврора: Я думаю, что все эти формулировки лишь только благотворно сказались на вас, на вашем развитии. Не так ли?
Глеб: Да. Мы стали писать музыку позитивную и ни в коем случае не трогающую никакие табуированные советской идеологией темы.
Аврора: Ну, понятно, что все это нужно взять в большие, такие длинные кавычки. Очень приятно на самом деле, что вы никогда не изменяли себе, а, вот, произошел все-таки рубеж – 15 лет. А что будет дальше? Вы намерены идти выверенным курсом или что-то, какие-то изменения?
Глеб: Теперь мы намерены изменить себя.
Аврора: А теперь уже намерены изменить себя. Так! Переходный период, я же говорила, пубертат.
Широков: То есть бэк-вокал, девочки с маракасой.
Аврора: Конечно, давно пора. В самом деле, мальчики надели пиджачки веселенькие, и постричься.
Глеб: Я покрасился.
Аврора: Мы заметили. Это был следующий вопрос, а должна спросить какой номер краски?
Глеб: А вот это Йовович ее рекламирует.
Аврора: А это из-за Йовович произошло. Она сейчас черный цвет…
Глеб: Да, я хотел быть похожим на героиню пятого элемента. Только обмотаться бинтами не успел поверх голого тела.
Аврора: Кстати, кто-то следит за имиджем, есть у вас какой-то персональный стилист.
Глеб: Кошмар у нас творится в этом смысле полный, у нас каждый за своим имиджем следит сам. Вот. Поэтому, выходя на сцену, мы иногда являем собой трех совершенно из разных опер людей, с Сашей Козловым было еще и четверо. То есть вполне. Вадик мог выйти в блестящей такой вот шелковой черной какой-нибудь там хламиде и в кожаных обтягивающих штанах, да, блестящих ботинках. А я мог выйти вот с такой вот бородой настоящей.
Аврора: А-ля Олег Толстой?
Глеб: Да-да. С крестом и в толстовке такой не понятной. Изображать нечто. А и ботинки были такие скинхэдовские какие-то, то есть не понятно, сверху был какой-то сельский батюшка, а внизу – скинхэд.
Аврора: Не, ну все-таки продумывали, явно продумывали имидж.
Глеб: А Андрей у нас, вот, единственный кто стабильно держится принципа: джинсы и футболка. Джинсы, футболка, красовки.
Аврора: Может надписи какие-то.
Широков: Вопрос из форума: что с клипами? Задает его Aggressor.
Аврора: Давненько не видели новых клипов, с чем это связано? Aggressor.
Глеб: Отвечаем Aggressor-у. Новые клипы снимаются тогда, когда их есть на что снимать, то есть на новые песни. Очень долгое время после смерти Саши Козлова мы не писали ничего, просто не могли найти в себе сил, вот, потеряв соавтора и судью своего творчества каждому, чтобы мы втроем друг друга судили и дополняли Вадик, Саши и я. Вот. Сейчас мы с Вадиком по отдельности пока начали писать песни новые, и нам кажется, что нам это удается. Вот. Когда вот мы их в студии доведем до ума хотя бы, мы будем не полностью альбом сразу писать, а вот, по одной песне. Это, для нас это как раз в новинку.
Аврора: А на концерте будут какие-то новые песни уже? Или нет пока?
Глеб: На концерте будет одна новая песня на музыку и стихи Вадика. Кстати, это очень радостное событие для меня, потому что раньше Вадик, последний раз Вадик стихи писал в 89-ом году на свою музыку, после этого приходилось мне, а сейчас я так понимаю, у меня произойдет какая-то разгрузка все-таки, я буду работать на полставки.
Аврора: И сюрприз какой-то. Мы тут все пытались раскрутить Глеба, чтобы он нам рассказал, что за сюрприз будем у них на концерте. Но он молчит.
Глеб: Да-а-а. Ну, на концерте 22-го февраля имеется в виду концерт, который у нас будет в Лужниках, юбилейный, будут кроме нас группы «Би-2», «Смысловые галлюцинации» и «Тотал», это из тех, кого уже знают телезрители, и будет сюрприз-з-з – это группа из дальнего теперь, нет, да и, вообще, всегда была дальнее зарубежье, неизвестная. Мы ее, можно сказать, открыли в принципе. Да, вот. Но ее репертуар и вообще группа вся, ну, в общем, это будет шоком таким для зрителей, я думаю.
Широков: Сюрприз, он и есть сюрприз.
Глеб: Сюрприз, да.
Аврора: Мы теряемся уже просто в догадках. Но это хоть не Ник Кейв будет?
Глеб: Это не Ник Кейв будет. Нет, это будут аборигены из западных славян, ближе к немцам, да.
Аврора: Но Ник Кейв все-таки будет, будет он прямо сейчас. Его вот выбрал.
Глеб: По моей просьбе.
Аврора: Да, выбрал, заявочку сделал, вот, принес, оформил и говорит: поставьте, пожалуйста, и приветы даже, наверное, сейчас передаст, мне так кажется.
Глеб: Я передаю привет брату моему Вадику.
Широков: Вадик, пиши музыку!
Аврора: Вадик, старайся, мы на тебя надеемся.
(пауза)
Аврора: Аврора, Широков плюс, плюс Глеб Самойлов. И именно у нас Глеб в гостях по случаю 15-летия группы «Агата Кристи».
Широков: Который происходит именно сегодня. 20-го февраля 88-го года коллектив, в общем, дал первый концерт.
Аврора: И мы, прям, горды, скажи, нас распирает просто, вот, от счастья и от гордости, что, вот, именно у нас сегодня в день своего рожденья группа «Агата Кристи», пусть и не в полном составе, но тем не менее. Вадику мы только что передавали привет.
Глеб: Да.
Аврора: Видеоклипом Ника Кейва.
Широков: Надеюсь, что он до него добрел. 217-45-77 – это телефон нашего прямого эфира. Алё, здрасти!
Телезритель: Алло!
Аврора: Здравствуйте!
Широков: Добрый вечер! Как вас зовут, и, пожалуйста, Глеб Самойлов и ваш вопрос.
Телезритель: Добрый вечер! Меня зовут Василий. Хотелось бы первым делом поздравить Глеба с 15-летием.
Аврора: Глеба с 15-летием! Это хорошо вы сказали.
Телезритель: Вопрос следующий: какой вы или вместе с братом совершали самый удивительный, самый такой необычный поступок?
Аврора: Хороший вопрос, спасибо!
Широков: Создали группу.
Аврора: Глеб, а что ты сразу так как-то странно, так задумался, прям было видно даже, как ты задумался.
Глеб: Я, нет, я очень просто не перевариваю такие вопросы. Они мне… Я не хочу обидеть Василия, конечно. Они мне напоминают, вот знаете, я не знаю, как, у нас три разные возрастные категории здесь представлены, нет?
Широков: Ну, два подростка и один взрослый дядечка.
Глеб: Да.
Аврора: Тебе же 15, мне всегда 15, в общем-то.
Глеб: Я помню, в школе по классу ходили такие тетрадки, в общем, их было, у каждой девочки, считала важным заиметь такую…
Широков: Анкеты.
Глеб: Анкеты, да. Опросники, точнее. С какой девочкой хотел бы дружить, там, т.д., т.д., т.д. Я вообще не люблю вот тестовые вопросы, в том числе, там, а что, вот, вы совершили в жизни такого самого удивительного, а, вот, за что бы вам было стыдно, а вот что бы. Нет, ну что-то в этом есть такое раздевающее. У нас эксгибиционизм приветствуется только в песнях.
Аврора: А можно я тогда буду уточнять? И как-то сужать, все-таки вот область этого вопроса.
Глеб: Все уже и уже.
Аврора: Вот мне бы, конечно же, очень интересно было узнать по поводу девушек. Если Василий, спрашивает…
Широков: А ты знаешь!
Глеб: Хм.
Аврора: Я знаю, да, я знаю. Я знаю, кто на данный момент вторая половина Глеба. Очень милая и очень талантливая девушка. Мне, например, очень приятно, что я с ней знакома. И вот скажи, пожалуйста, совершал ли ты ради девушек, ради женщин какие-то безумные поступки? Сумасшедшие какие-то вещи?
Глеб: Вы знаете, самое лучшее для любви я делал все-таки в трезвом состоянии. Вот. А сумасшествие и безумие это, ну, я не знаю, для меня это не исключение, а как раз наоборот норма была в свое время поведения и ощущения себя в этом мире. Вот. Сейчас только в связи именно с этой девушкой моя голова примерно встала на место. И я считаю, что это с моей стороны уже маленький подвиг.
Аврора: Я так понимаю, что это не секрет, и вы появляетесь публично. Как фанатки относятся? Не достают ли Аню фанатки, не преследуют ли тебя, как вот это все фанатки перенесли?
Глеб: Нет, они ее не достают, но без хамства, без грубости, то есть просто звонки ее на телефон или молчание и бросание трубок просто для того, чтобы услышать “алё”.
Аврора: Без просьб “оставь его”? Таких слов нет?
Глеб: Да, нет. Не было таких заявлений. С женой у меня была значительно худшая ситуация. Вот. Там, когда она была беременна, были звонки от гомосексуалиста-поклонника, что она до девятого месяца не доживет благодаря его, с его помощью, значит, вот.
Аврора: Ужас какой-то!
Глеб: Вот. Были статьи там: «Давайте убьем там девушку Вадика» в свое время. То есть, вот это. Да, было всего такого навалом. Сейчас как-то по спокойней.
Широков: То есть гомосексуалисты успокоились немножечко.
Глеб: Да, наверное, мы стали менее привлекательны.
Аврора: Для гомосексуалистов.
Глеб: Но не только.
Аврора: Ну, это, по всей видимости, из-за того затишья, которые вы сами устроили.
Глеб: А я об чем, как раз о том, о чем речь, мы затишья не устраивали. Если говорить, мы устроили затишье в музыке, да, это верно.
Аврора: В музыке, конечно. Но фанатская любовь, она как-то прямо пропорциональна, тебе не кажется?
Глеб: Конечно. Хотя с другой стороны и не всегда. То есть народная любовь это вещь да прямо пропорциональная, а фанатская любовь – это нечто застывшее, вот так вот, как давность просто, как скульптура, она есть и все.
Аврора: Не понятно, тебя это радует или нет, я что-то не могу понять?
Глеб: Честно говоря, радует, конечно. Если бы этого не было вообще бы, можно было бы свихнуться от скуки и от невостребованности.
Аврора: А вот, фанаты есть такие, которые прям 15 лет, знаешь такие верные от начала и прям до этого момента.
Широков: То есть не те, которым сейчас 15 лет, а те, которые все 15 лет.
Аврора: Все 15 лет. То есть им сейчас должно быть, ну, в районе 30, ну, не знаю.
Глеб: Ну, дело в том, что в таком возрасте фанатом быть уже трудно, наверное, все-таки. Фанатизм – это все равно, все-таки возрастная черта, правильно? Она длится максимум там лет до 20-ти, ну пяти, в крайнем случае, да? От 13-ти или там 12-ти. Но самый возраст, конечно, вот такой самый субтильный, да?
Аврора: Пубертатный. Все тот же пубертатный.
Глеб: Я запомню это слово. Сегодня я все-таки запомню это слово. Вот.
Аврора: Мы уже поняли, да, 15 лет – пубертатный период.
Глеб: 15 лет назад у нас было огромное количество поклонников, и не было практически фанатов. Потому что фанатизм как явление нас настиг все-таки уже в году 95-ом с выходом альбомов «Позорная звезда», «Опиум». Нынешние наши самые древние фанаты слушают нас все-таки лет так…
Широков: Побольше.
Глеб: Да, поменьше, то есть с 95-го года.
Аврора: Глеб, а вот мы говорили все-таки о каких-то изменениях, которые вполне возможны, да я, кстати, уверена, все-таки вы взрослеете, 15 лет уже группа существует. Но какие-то изменения должны быть. Я не говорю о каких-то кардинальных каких-то серьезных переменах. Но что-то, как ты считаешь, будет? Может в текстах или в аранжировках, или еще в чем-то?
Глеб: Ну, для того, чтобы произошли изменения в творчестве, должны произойти глобальные изменения внутри. Вот. Они происходят. Они происходят, и много событий на это повлияло. С одной стороны, огромное переосмысление себя вообще как людей своего места произошло после смерти Саши Козлова, вот. Когда мы поняли, что мы не вечны, и что какая-то часть жизни группы, и нашей, разумеется, и личной жизни ушла уже и закончена. Вот. Началось с этого момента, и, кончая тем, что да, извините, я повторюсь уже наверно, завязло в зубах это слово, но и любовь, конечно, меняет людей.
Аврора: Ой, как это приятно слышать, даже от такого грустного, казалось бы, человека, как ты.
Широков: Ну, о будущем поговорим чуть позже. Давайте, сейчас вновь вспомним, это будет клип, который называется «Моряк». Это теперь мой любимый клип!
(пауза)
Широков: Уважаемые друзья! Это Аврора плюс Широков. Глеб Самойлов у нас в гостях, часть коллектива «Агаты Кристи». Им 15, и Аврора выносит праздничный торт со свечами и прочим, прочим, прочим. Глеба поздравляем, оп!
Глеб задувает свечи на торте.
Аврора: Ай, молодца! С 15-летием! «Агате Кристи» ровно 15 лет. Уважаемый, самый, наверное, славный наш отечественный коллектив. Вот. Обязательно ребятам привет большой передавай.
Глеб: А можно я торт им передам?
Широков: Конечно!
Аврора: Торт обязательно. Да, то есть ты чувствуешь, что я очень не хочу с ним расставаться. Эх, ладно, чего там.
Глеб: Спасибо большое. А можно тогда я вам подарок вручу?
Широков: Да, конечно.
Глеб: Дорогие Аврора плюс Широков, вот вам билет на два лица на наш концерт.
Аврора: Спасибо, большое!
Широков: Хорошо, мы возьмем оба. В два лица.
Аврора: В два лица, четыре глаза.
Глеб: В субботу, пожалуйста, мы вас ждем.
Широков: На этом прощаемся. Еще раз с праздником!
Аврора: Глеб Самойлов сегодня был у нас в гостях. 15 лет «Агате Кристи», сюрпризы, концерты, конечно же, не раз еще услышите на радио, увидите в телеэфирах, естественно ребят.

 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *