«Наше кино сейчас находится в стадии подгонки себя под Голливуд»

Арт-Сканер, 06.09.2012

Глеб Самойлов:

Я – лицо современной культурной эпохи. Актуальность в искусстве должна отражать мою личную точку зрения. У современного искусства сейчас мало возможностей достучаться до простого обывателя. Сегодня продвигаются фейки. Среди российских режиссеров я не знаю никого, кто был бы мне интересен. На свете нет столько террористов, от скольких нас спасает телевидение.

О запретах, слухах и современном искусстве

Главная новость, поразившая меня в последнее время, – закрытие в городе Нижний Новгород готического магазина. Потому что он был признан разрушительным, сатанинским и так далее, и так далее… Я интернетом мало пользуюсь, и источник чего-то нового для меня – только друзья. Узнал я об этом от друзей, названия магазина не знаю, просто слухи. Но сам факт выглядит достоверным. Это цензура, это ограничения, и это – продолжение тенденций начала “нулевых”. Не знаю, как эти тенденции отразятся на моем самовыражении, но, видимо, пока резиновой дубинкой по голове не получишь, не узнаешь. Дело в том, что даже я узнаю о существовании каких-то интересных проектов только через знакомых. Потому что их невозможно увидеть по телевидению. Реформировали даже последний рок-канал, A-ONE, превратив его в хип-хоп канал. Что касается специализированных альтернативных радиостанций, так там жесткий формат.

Я очень слаб в плане представлений о современном искусстве. Я просто его не знаю и не могу о нем рассуждать. А у современного искусства сейчас достаточно мало возможностей достучаться до такого простого обывателя, как я. Понять его, может, и несложно. Сложно узнать, что оно вообще существует. Главная задача художника – пробиться и рассказать о себе. Лично я пережил периоды, когда это было сделать совсем невозможно и не было перспектив никаких. Потом, в перестройку, в 1991-м году нам казалось, что вот-вот сейчас все будет хорошо и свободно, а затем все опять загнулось.

Об интернете и поп-культуре

У меня интернета нет. Периодически, когда есть возможность добраться до интернета, я это делаю. Я могу ночи просиживать, читая о себе все гадости, которые там пишут. Просто вбиваю в поисковик “Глеб Самойлов”. В интернете меня интересует то, что пишут обо мне, т.к. о том, что происходит вообще, я узнаю от своих друзей. А если говорить об интернете, как о машине по продвижению себя… Много ли у нас людей продвинулось с помощью интернета? Реально, серьезно? Есть, конечно, исключения в виде арт-группы “Война”, Pussy Riot и Васи Обломова. А остальное – попса и смешные уродцы. Нет, вообще мы все фрики. Но главное, что не фейки. А там сегодня в основном продвигаются фейки. Это то, что люди хавают. А они хавают в большинстве случаев то, что проще, смешнее и тупее. За редким исключением, конечно.

О кино и “наших” режиссерах

Сложно сказать, кого из наших режиссеров я считаю знаковым. А кого из них можно назвать “нашим”? Вот я “нашим”, например, считаю Линча. Потому что среди российских режиссеров я не знаю никого, кто был бы мне интересен. Петр Луцик снял единственный, на мой взгляд, великий фильм – “Окраина”. Это был настоящий русский вестерн. После этого – ничего. До этого – “Господин оформитель” Олега Тепцова. А больше я в общем-то ничего хорошего не видел.

Наше кино сейчас находится в стадии подгонки себя под Голливуд. Неплохо, что наше кино становится на путь коммерции. Ради бога, пускай! Если они начнут снимать так же, как снимает Голливуд. У нас кино производится клипмейкерами и создателями рекламы. Вот так оно и выглядит, собственно. Как реклама. Или как клип. Так же, как французское кино вдруг выжило, тоже подогнав себя под Голливуд. Это уже не Годар. За что я должен любить режиссеров? Линч и Гринуэй – два моих любимых режиссера, но и их последние работы меня, к сожалению, не трогают.

Сериалы, телевидение и Питер Фальк

За что я люблю сериалы, так это за то, что серии идут подряд и, если это DVD, не нужно просыпаться и что-то переключать. Мне нравится спать под сериалы. У меня есть любимейший сериал – канадский “Лексс” – фантастическим его сложно назвать, там намешано все. Люблю “Доктора Хауса”, “Эркюля Пуаро”, “Отчаянных домохозяек”, “Коломбо”. В сериале все зависит либо от сюжета, либо от актера. Вот если бы не Питер Фальк, “Коломбо” был бы совершенно тупым и несерьезным сериалом. И если бы не Дэвид Суше в “Пуаро”, на котором сосредоточено все внимание… Ведь Агата Кристи вообще очень скучная писательница!

У нас же сериалы снимаются либо по заказу ФСБ-шников, либо по заказу бандитов, которые вспоминают бурную молодость. На свете нет столько террористов, от скольких нас спасает телевидение. И телевидение в нашей стране – явление не культурное, а бескультурное. Раньше на него возлагались огромные надежды. Теперь – на интернет. Если за него всерьез не возьмутся и не перекроют кислород, тогда будущее – за ним.

О социальном рэпе и Васе Обломове

Когда в 80-е годы возникла мода на хип-хоп, все думали, что за ним будущее. Но прошло 20 лет, и хип-хоп ничего не родил. Есть какие-то редкие случаи социального рэпа, как тот же Вася Обломов. Но это – исключение, подчеркивающее правило. Основные ценности хип-хоп культуры – золотые бляхи, пачки долларов и модели. Почему он, собственно, и не стал выразителем массового сознания у нас. У него другие ценности.

Вася Обломов – явление музыкальное и социально-политическое. Сейчас, как и в годы перестройки, я разделяю людей на тех, кто говорит и поет о нашем времени, о том, что важно сейчас, и на людей, которые поют вообще о чем-то другом. Бабочки-цветочки и социальные темы могут в одном авторе уживаться совершенно спокойно. У того же Леши Никонова из “Последних танков в Париже” есть замечательная лирика, которая меня трогает до слез. А есть песни “Боже, храни Путина”. Но это мое личное мнение.

О контркультуре и актуальности

Контркультура может быть во всем: в литературе, в песнях, в акциях. В принципе, она может быть в любом событии, которое выбивается за рамки приличия. Когда перед зданием ФСБ в Питере поднимается мост, а там фаллос нарисован, это останется в памяти? Осталось уже. Контркультурные события – это основная тенденция, кроме которой сейчас почти ничто не может пробить себе дорогу. Но которую можно легко зарубить, как это произошло с Pussy Riot, которых на 2 года посадили. Это даже не наказание за шокирующий поступок. Общество понимает, что оно живет в состоянии шока в принципе. Если Бог есть, пусть он судит Pussy Riot, РПЦ и правительство. Но сажать за контркультурную акцию арт-группу, по-моему, гадко.

Актуальность в искусстве должна отражать мою личную точку зрения. Я слышу слова, которые говорят эти люди, и понимаю, что они совпадают с моими мыслями. По-моему, я – лицо современной культурной эпохи. Нет, есть контркультурные группы: “Война”, Pussy Riot опять же. Есть музыканты: “Последние танки в Париже”, Алексей Никонов, Миша Борзыкин. Они, на мой взгляд, еще продолжают соответствовать нынешнему моменту, они актуальны.

О вдохновении, творцах и популярности

Я всегда считал, что черпаю вдохновение только в том, что со мной происходит, что я чувствую, о чем думаю. Я не цепляю каких-то мыслей сверху. Меня достаточно давно, очень давно вдохновляют наша страна и наше правительство. Внутри возникает желание что-то сказать и написать что-то новое. Оно может не возникать 4 года, 5 лет, долго. А может появиться сразу. Сейчас я живу своими мыслями, высказанными в последнем альбоме группы “Глеб Самойлов & The Matrixx”.

Чтобы добиться популярности и славы, надо быть харизматичным и попсовым. Творцом рождаются, а не становятся. Сейчас никто не останется в веках, все быстро устаревает. Разумеется, никого из нас не будут помнить так, как Высоцкого, Вертинского и Цоя. Чтобы остаться на века, нужно быть Геростратом. А себя я чувствую просто человеком, который любит писать музыку и хочет делать это как можно дольше.

О тусовках и культурном досуге

Большую часть времени я лежу и сплю под телевизор. Я не тусовочный человек, очень плохо разбираюсь в культурной жизни столицы. Мой культурный досуг – сон под кино. Последний сериал, под который я спал – X-Files. Он же, кстати, мое главное свежее приобретение.

Я мало читаю в последнее время, так как был занят сочинением музыки, а сейчас занят тем, чтобы эта музыка как-то на сцене существовала. Мне понравилось то, что переиздали в свое время запрещенную книгу. Было такое издательство – “Ультра.Культура”, и книга эта называлась “Культура времен апокалипсиса”. Сейчас она называется “Контркультура времен апокалипсиса”, под этим названием она и продается.

Глеб Самойлов, лидер группы «Глеб Самойлоff & The Matrixx»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *