Не хотим превращаться в старперов

НЕ ХОТИМ ПРЕВРАЩАТЬСЯ В СТАРПЕРОВ


«Агате Кристи» исполнилось ровно десять лет. И этот юбилей группа встречает в не менее легендарном статусе, чем подлинная миссис Агата Кристи. Легендарная писательница-криминалистка. Чье имя в нарушение всех авторских прав они так беспардонно когда-то позаимствовали, воспользовавшись. Видимо. Плохой информированностью клерков Британского агентства интеллектуальной собственности о положении дел в южноуральском городе Екатеринбурге( тогда Свердловске).

Рождение, рост, муки. Попытки, провалы и, наконец, достигнутые

прорывы происходили все эти годы на наших глазах. Но «Звуковая Дорожка» решила воздержаться от панегирических и псевдоконцептуальных славословий от своего лица («Агату» и без нас завалят сегодня дежурными поздравлениями), а предложила участникам группы испробовать себя абсолютно в новом качестве – мемуаристов. Всегда считавшие, что жизнь – это движение и вечные пробы чего-то нового.


Ребята с энтузиазмом восприняли идею.. решив, что именно общий день их рождения может стать самым лучшим поводом для столь захватывающего эксперимента. Итак, читайте коллективные мемуары «Агаты Кристи»…

Мы десять лет назад.

День рождения у нас 20 февраля. В этот день десять лет назад мы под названием «Агата Кристи» отыграли свой первый концерт в актовом зале уральского политехнического института. Публика состояла их студентов, а так как денег ни с кого не брали, то, ясное дело, был биток, то есть человек триста. В течение первого года все наши концерты шли примерно по одному сценарию.


Первые три-четыре песни публика присматривалась. Потом начинала формировать свое отношение, а потом уже можно было надеяться на какую-то реакцию. Аудиоинформации у народа тогда никакой не было. И поэтому для нас каждое выступление превращалось в маленькую войну за публику. Сносить заграждения на первых же аккордах стали гораздо позже, но даже в те времена мы иногда бисировали.

Выглядели мы тогда вполне типично для свердловской рок-группы. Как сказал Слава Бутусов, « у всех наших команд в 80-е был
период павлинизации». Дикие прически, которые все считали панковскими. Не менее страшный грим и какие-то отчаянные жесты.
Кстати, нас и «Наутилус» красила одна и та же девочка, так что мы были чуть ли не близнецами. Но несмотря на весь этот
экстремизм, наши старые фотографии нравятся нам гораздо больше, чем новые. Хотя бы потому. Что на них мы стройнее и моложе.


Мы и рок-н-ролл.

Так получилось. Что бури у нас были в основном в голове. А в жизни мы всегда были домашними мальчиками , что очень заметно по нашей музыке. И с этом наверняка есть маленькая частичка нашего своеобразия. Гнаться за Кинчевым или за какими-нибудь питерскими рок-группами по части рок-н-ролльного образа жизни мы никогда не стремились, и в итоге эта нетусовочность и скромность сформировала в нас определенный комплекс. Единственный способ от него избавиться – это выплескивать на сцене все. Что не можешь выплеснуть на окружающих в реальной жизни.


Мы и конкуренты.

За последний год мы очень хорошо ощущаем. Что у нас появились конкуренты. Отношение к ним двоякое: с одной стороны , эти люди, которые могут отобрать часть нашей публики. С другой – когда тебя толкают локтями. Ты сам начинаешь активнее шевелиться и что-то придумывать. По-другому сейчас нельзя. Даже фигуры. Отлитые в бронзе, потихоньку начинают думать о том как вообще дальше жить. Кинчев при помощи Рикошета сейчас делает ремиксы своих старых хитов, «Чайфы» пишут новый альбом и очень хотят попробовать какие-то модные звуки. Старики зашевелились. Потому как понимают. Что уходит время, а вместе с ним уходит зритель. Нам проще. Мы помоложе – и по возрасту , и по подходу к музыкальной моде нет ничего искусственного, мы и правда во все это врубаемся. Поэтому страха перед молодыми да ранними у нас нет.

Наш самый удачный концерт.

Глеб: Выступление на третьем фестивале свердловского рок-клуба. Это была осень 1988 года. Можно сказать, что мы тогда впервые заявили о себе, и нас даже поздравили все рок-монстры, которые выступали на этом фестивале. После было ощущение того что произошло нечто неимоверно важное.
Вадим: Я всегда с ностальгией вспоминаю ранние концерты. Нас никто не знал, и каждое выступление было маленькой победой над самими собой.
Андрей: Наверное. «Прощание с Опиумом». Их было два, и первый нам показался неудачным. На второй мы пришли с желанием взять реванш, и , по-моему, это получилось.
Александр: Почти все концерты в Питере. Там совершенно особенная публика.

Мы и молодежь.

Сказать, что мнение тинэйджеров нас вообще не волнует, было бы неправдой. Когда начинаешь анализировать. Причем не на уровне высшей нервной деятельности, а еще глубже, то волей-неволей чувствуешь жгучее желание быть подольше актуальным. По возрасту мы уже в общем-то пожилые люди, но при этом в старперов превращаться не хочется. А чтобы избежать этого. Нужно звучать современно, выделять какие-то фишечки из общего музыкального процесса и по возможности без ущерба для себя применять их. Правда, старания стараниями, но наша последняя пластинка судя по возрасту публики на концертах скорее даже отпугнула некоторую часть тинэйджеров.

Об Алле Борисовне.

Все мы в свое время прошли через период очень теплого отношения к ней и до сих пор уважаем. В данный момент ее главная проблема, скорее всего. В том, что она перестала писать. Она же была прекрасным композитором и вдруг стала брать какие-то случайные песни непонятно от кого. Из последних хитов понравилась только «Бессонница». Все остальное … Когда первый раз слушали « Позови меня с собой», то поняли , что поет Пугачева, а не Овсиенко, только на последнем припеве.

Мы и фанатки.

Поклонницы у нас появились еще в Свердловске. Они все время приходили в места нашей постоянной тусовки, а так как мест таких было два-три, то обнаружить нас не составляло особого труда. Бвл в Свердловске такой бар «У Дяди Вани», где постоянно дежурили девушки, но вели они себя очень скромно. Их даже трудно было назвать нашими фанатками, они были просто фанатками свердловского рока. Тогда публика в зале вообще не очень отличалась от тех. Кто был на сцене.

Иными словами, слушающие рок были такими же избранными. Как и те , кто его играл. А массовая девичья истерия вокруг нас началась не так уж давно. Года три назад после вы хода «Опиума» мы приехали на очередной концерт. А там – целая толпа девушек. С тех пор меньше их не становится.

Наша любимая музыка.

Глеб: «Pink Floyd», Ник Кейв, «Underwarld», «Prodigy», Шнитке, Бетховен. В последнее время я полюбил прикладную музыку. С удовольствием слушаю саундтрэки к фильмам Захарова, спектакль «Алиса в Стране Чудес» с музыкой Высоцкого, пластинки Андрея Миронова, музыку Наймана к фильмам Гринуэя. Просто крыша на всем этом повернулась.
Вадим: Я сейчас много слушаю старых записей «Shugarcubes», совсем ранние албомы «Led Zeppelin» и «Pink Floyd». Очень люблю так называемую звукорежиссерскую музыку, потому что много нового и интересного сейчас происходит именно в этой сфере. Вот купил недавно несколько синглов « Depeche Mode» с их последнего альбома и просто балдею от того , что они делают со звуком.
Александр: Я очень люблю современную гитарную музыку. Огромное удовольствие получил от последнего альбома « Manic Srteet Preachers». С другой стороны. Элемент сделанности модной музыки иногда превосходит все разумные пределы. Наверное. Поэтому диски «ABBA», «Scorpions» и им подобных иногда вызывают у меня просто животное удовольствие.
Андрей: В основном старички. « Led Zepeppellin», «AC/DC», Билли Айдол, «Rockets», Ник Кейв, Том Уэйтс, «Pink Floyd», естественно.

Мы и массовые вкусы.

У нас в стране полно людей с очень незатейливыми музыкальными потребностями. Молодежь, как правило, в провинции иногда слушает то же, что и родители. Во многом, конечно же. Массовые вкусы инспирируются их Москвы. Обратной связи нет.
Люди на местах не имеют возможности что-либо заказывать и за небольшим исключением «едят» то, что им навязывают из столицы. Но когда пытаешься оценить уровень аудитории. Все время нужно помнить. Что это для нас музыка занимает огромное место в жизни. А для большинства она далеко не главное. Для многих она просто фон. Кто-то предпочитает загрузочный фон. А кто-то – легкий.

Для нас нет большой проблемы в том. Что мы сидим в Москве и пишем здесь музыку для всей страны. Наверное. Все потому, что мы никогда не относились к музыке, как к обычному товару. Если ты только продавец, то ухо твое. Естественно. Должно быть растянуто от Москвы до Петропавловска- Камчатского. Но, как это не высокопарно звучит, мы всегда сами себе были цензорами. Нам. Наверное, очень повезло, потому как наши собственные представления о музыке совпадают с общественными. Остается лишь надеяться, что и в будущем у нас это будет получаться.

Наш новый альбом.

Каким он будет? Коммерчески успешным (дружный смех. – примичание «Звуковой Дорожки»). На самом деле мы его еще не придумали. Каждый что-то крапает, но друг другу еще не показывали. Потому что все в черновиках. Есть подспудное желание немного похулиганить и относится к новым записям не так серьезно. Как мы это делали раньше. А вообще хочется сочинить что-нибудь достойное. Это не очень получилось на « Урагане», и нужно отыграться.

Наш подарок на день рождения.

Скорее всего, мы подари себе разбор полетов после юбилейного концерта. А что еще дарить? Дарить-то нечего.

Трудовой коллектив ансамбля «Агата Кристи» : Вадим и Глеб Самойловы, Александр Козлов, Андрей Котов.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *