Интервью с группой «Агата Кристи» перед выходом альбома «Ураган» . 1996 год

Многочисленные письме, в которых нас просят рассказать о Глебе Самойлове – солисте «Агаты Кристи» привели нас в гости к группе. И мы обнаружили, что наши респондентки совсем не правы. Потому что «Агата Кристи» – это не только Глеб Самойлов, но еще и трое других музыкантов группы – Вадим Самойлов, Александр Козлов и Андрей Котов, каждому из которых есть что сказать и о музыке, и о любви, и о девушках.

Так и получилось это интервью. Интервью с группой «Агата Кристи». 

– Перед какой аудиторией вам больше нравится выступать?

Саша: Сейчас люди с таким трудом и так неохотно ходят на концерты, что любая аудитория, которая собралась в зале, артисту желанна и приятна. Мы приезжаем в город, выходим на сцену и видим ту аудиторию, которая есть. Хотя, скажем, это не всегда та аудитория, что нам нравится.

– А какую публику вы предпочли бы видеть?

Саша: В идеале — это молодые люди, раскрепощенные, со знанием современной культуры, хорошо разбирающиеся в современном кинематографе, модной музыке…

Глеб: Немодно читающие книги…

Саша: Да, но такого же не бывает. Это был бы идеальный зал.

Глеб: В первых рядах всегда все равно девчонки от 12 до 18, самая активная часть публики. Их может быть не очень много, но реагируют они максимально.

И как же они обычно выражают свои эмоции?

Глеб: Кричат, визжат, периодически признаются в любви на весь зал.

Саша: Очень предсказуемая реакция. Обычно они тормошат и заводят всех остальных. Крики, комментарии, размахивание руками и просто отсутствующий взгляд, состояние близкое к трансу. Но, с другой стороны, такое поведение иногда и заводит дремлющую часть зала, и происходит эмоциональный контакт, энергетика зала повышается и повышается.

-Судя по всему, девочки — самая преданная ваша публика. Вы, должно быть, их очень любите?

Саша: Очень, но странною любовью. Многие из них обладают такими неприятными качествами, как умением быстро надоедать, переходить грань взаимоотношений со своим кумиром, когда уже начинается откровенное приставание или более грубо — «достача». Это, действительно, многих раздражает.

Глеб: Девушки, экзальтация хороша только во время концерта, а в остальное время жизни будьте нормальными, в меру здравомыслящими. То есть со всеми милыми странностями, присущими вашему возрасту, и со всей субтильностью. А экзальтацию лучше проявляйте только на концертах, но никак не в личной жизни. Это можно с любимым человеком, но с артистом нельзя.

– О личной жизни любите рассказывать?

Саша: Вы задавайте любые вопросы.

Глеб: А мы отмажемся.

– Вы любите юмор?

Глеб: Мы все любим. Юмор, как неотъемлемая часть жизни современного молодого человека, нам не чужд.

– А что, у поклонниц бывает личная жизнь с любимым артистом?

Вадим: Нет, бывает личная жизнь у любимых артистов, понимаете ли, своя. А девочки часто предъявляют на нее свое такое, знаете ли, жесткое право.

Саша: Они хотят стать участниками этой жизни.

Глеб: Их очень много, а мужчина же не может удовлетворить, даже морально, такое огромное количество поклонниц.

– Но положительные стороны есть?

Глеб: Есть, конечно, это греет душу.

А что еще греет душу? Может быть, какие-нибудь новые творческие замыслы?

Глеб: А как же! Недавно мы закончили новый альбом, он называется «Ураган». В нем 12 песен, он длится 48 минут 08 секунд. Альбом, как и все предыдущие, отличается от других, и выйдет в начале 1997 года.

Отчего такое название — «Ураган»?

Глеб: В альбоме есть песня с аналогичным названием, и, в принципе, это то настроение, с которым группа создавала эту работу.

А если поподробнее об этом состоянии…

Глеб: Пусть будет некая интрига, пусть ваши читательницы почитают и определят сами.

– Кроме музыки, чем еще интересуются музыканты группы «Агата Кристи»?

Вадим: Я машину ремонтирую постоянно.

– Это что, хобби?

Вадим: Да нет, просто ломается часто.

– А другие увлечения?

Саша: Они достаточно банальны, в том смысле, что мы, как и все люди, смотрим кино, слушаем музыку…

Глеб: Читаем книги…

Саша: В последнее время кино волнует меня достаточно серьезно, и я смотрю практически все новинки, которые появляются и которые заслуживают внимания.

Ужастики?

Саша: Да нет, потому что жанр фильма ужасов себя давно исчерпал, все классическое было снято, и новых интересных фильмов этого жанра не появляется уже лет пять. Мне нравится два взаимоисключающих стиля: всем известное большое голливудское кино и элитарное новое независимое кино, которое снимается в Америке на студиях «Мирамакс», «Уорлдвидео». Фильмы, снятые на этих студиях, мне очень интересны.

Глеб: Меня занимают музыка и книги.

Саша: Да, он очень много читает.

– Что вы предпочитаете читать?

Глеб: Я предпочитаю читать книги. Дело в том, что книг на свете написано очень много.

Но существует и любимый жанр?

Глеб: Жанр — книга. Люблю романы, в смысле объемности и эпохальности, а не в смысле мелодраматичности.

– Меняется ваше самоощущение со временем?

Вадим: Меняется, особенно в последний год. >

– Почему именно в этот последний год?

Вадим: Во-первых, каждый из нас или преодолел уже или подходит к переломному для каждого мужчины возрасту…

Глеб: Во-вторых, на все это навалилась популярность, и отсюда у нас появляется немного другое понимание собственного положения, меняются ценности. Когда все наваливается шквалом, приходится искать в себе какие-то ориентиры…

Ради чего все это происходит.

Саша: Ну, это такой вопрос нелегкий…

– Но о чем-то вам судить легче, чем другим, потому что вы можете воочию наблюдать плоды своего труда на концертах?

Глеб: Вопрос о реальности создаваемого у каждого творца решается далеко не просто, и человек, который пишет картины, стихи или музыку, зачастую думает: «А создаю ли я что-либо?» Потому что никто не ощущает себя полностью создателем, кроме Господа Бога.

Саша: Реакции на концертах, пожалуй, самое яркое подтверждение правильности выбранного пути для музыканта. Продажа кассет и пластинок не совсем точно отражает действительный интерес к музыке. Интерес может быть чисто дежурным, спровоцированным модой. А то, как проходит концерт, как проходит живое выступление, — это очень точный показатель того, попадаем мы или мажем в мишень.

Вадим: Возможно, музыканты сродни театральным актерам, потому что непосредственная оценка твоей жизни тебе дается прямо сейчас. Сделал — получил.

Ну теперь-то, вам уже, на верное, не так страшно?

Вадим: Почему? Мы сейчас с новым альбомом ездим, и я не думаю, что кто-то из нас, выходя играть первый раз песню из нового альбома, может точно сказать, какой именно будет реакция. Волнение мы все испытываем.

Саша: Абсолютно точно.

Вадим: В этом и интерес – играть новый альбом и вообще делать что-либо новое. Жизнь музыканта — это концерты, записи в студии, съемки клипов и фотосъемки, гастроли и т.д.

Глеб: И кроме этого — мытарства по гостиницам, холодным гримеркам с одной лишь целью, чтобы произошел концерт, произошел) этот эмоциональный обмен. Основная наша жизнь — это концерты.

Вадим: Съемки для нас наиболее тяжелая вещь.. Неудобства гастрольные можно как-то пережить, вот съемки… Здесь очень много всего добавляется и по поводу внешнего вида, и как оно в итоге: получается.

Глеб: Если, пройдя через: «хождения по мукам» гостиниц, самолетов и поездов и дойдя до сцены, ты все-таки знаешь, что конечный результат —- концерт, зависит только от тебя, то на съемке результат зависит не от тебя. Ты как слепой котенок выполняешь непонятные тебе действия по желанию режиссера. Чтобы воплотить его замысел.

Вадим: В общем-то, все комфортно, и нельзя сказать, что нам больше нравится ездить на концерты, чем работать в студии, это звенья одной цепочки и одно без другого не интересно.

– Возможно, в студии вам более спокойно, вам никто не мешает, не вторгается в процесс созидания.

Вадим: Как вам сказать? Чтобы играть музыку, нужно ее писать, все это взаимосвязано. Но все равно, все завязано на живом выступлении. Просто сцена это наиболее комфортное для нас место.

– Популярность для вас это плюс или минус?

Саша: Когда она есть — это плюс, когда ее нет — минус.

Глеб: Это приятно и ответственно в одно и то же время. Приятно от того, что чувствуешь, что все делаешь не зря, с другой стороны, чувствуешь себя во многом зависимым от своего же будущего.

Недавно вы закончили последний клип на композицию «Два корабля»…

Вадим: Эти съемки можно назвать героическими, поскольку мы провели часа четыре на подвешенной на тросах посередине бассейна платформе, таком маленьком квадратике — 3 на 3 метра. Нам пришлось находиться на нем все время съемок, не сходя с места, постоянно рискуя свалиться в бассейн, в котором под нами плавали всякие рыбы.

Глеб: Ноги, кстати, у нас до сих пор вибрируют.

Вадим: Но сложнее всего Глебу пришлось на съемках «Опиума», никто из нас в буквальном смысле слова не актер.

– Теперь поговорим о городах. Как вы думаете, почему ваша группа особенно популярна в Санкт-Петербурге?

Вадим: Это очень благодарный город. Наша популярность там удивительна для нас, поскольку питерские команды играют совсем другую музыку. Люди в этом городе в обычной жизни немного «замороженные» и не очень активные. Кажется, что там происходит вяло текущая эмоциональная жизнь. Но на концертах публика просто оголтелая.

– Москва более сумасшедший город, здесь все  куда-то спешат…

Вадим: И, кроме всего прочего, процветает цинизм.

– А ваш любимый город?

Саша: Вообще, мы мало городов посмотрели.

Неужели?..

Саша: Я до сих пор в Амстердаме не был.

Глеб: И в Вене.

Саша: И в Лондоне.

Неизвестно, сколько бы еще городов прозвучало в этом списке, если бы в комнату не вошел Андрей Котов, отсутствовавший с самого начала интервью. Естественно, что мы тут же обратились к нему, желая несколько сократить изложение географических познаний.

– Андрей, ради Бога, без подготовки похвалите, пожалуйста, группу «Агата Кристи».

Андрей: А что, хорошая группа! Записала классный альбом, такой, какой хотелось. Я очень рад, что у нас нашлись силы.

– Такой альбом, который вы сами хотели записать, или тот, что нужен публике?

Андрей: Нет, тот, который мне хотелось лично. Я в нем себя очень хорошо чувствую, очень комфортно. Я не уверен, что этот альбом будет понят сразу, это такая долгоиграющая конфета, которую необходимо долго разжевывать. Но в этом вся и прелесть.

Журнал “Между нами, девочками”, 1996 год

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *