Жизнь в 10 песнях: Глеб Самойлов

Лидер The Matrixx выбрал десять треков, с которыми у него связаны яркие истории, (2017 год)

Глеб Самойлов  продолжает исполнять  на  концертах
песни  «Агаты Кристи».

«Я пою те песни, которые я в группе пел, — сообщает музыкант, с которым мы встречаемся в стейкхаусе неподалеку от центра Москвы. — Много музыки слушаю. Я в принципе по жизни интересуюсь электронной музыкой. Основная волна рейва случилась где-то в середине 90-х, сейчас она уже другая. Меня интересуют всякие подвиды EDM, дабстеп, трэпстеп. Я не открываю этот мир для себя, я продолжаю в нем жить. Я не то чтобы за модой слежу, я реально врубаюсь». Для RS, впрочем, Самойлов выбрал иные номера.

«Реквием по Асбесту»

Музыку я написал, когда мне было 13 лет, а записал, получается, в 45. Это — песня-долгожитель. Последний раз в Асбесте был, когда про меня снимал фильм канал RenTV. Тогда предполагалось, что фильм будет про меня в канун юбилея, но в процессе — вместе с появлением свежей новости о воссоединении «Агаты Кристи» — его срочно переделали под фильм про меня и Вадика. Поехали мы в Асбест вместе с сыном, который никогда не был на родине своего папы родился он в Москве, а живет в Екатеринбурге). Город абсолютно вымерший — умерло производство, умер окончательно и весь город. По улицам там почти никто не ходит. Пока мы там были, видели на улице человек трех.

«Серое небо»

Написал в 16 лет, исполнил в 26. Песня десятилетней выдержки. Если что-то есть настоящее, оно не пройдет бесследно — где-нибудь да выплывет. Мне было очень грустно и одиноко, я сидел за пианино. Я вообще много времени проводил один — отсюда привычка разговаривать с самим собой, отсюда плохая дикция, потому что не надо было никому ничего объяснять. Мама работала в полторы смены, она была врачом-анестезиологом, и ее не было дома большую часть времени. Так что я находился один с пианино и гитарой. В одну из таких ночей, когда мама ушла дежурить, примерно в половине одиннадцатого, и родилось «Серое небо». Сейчас мама тоже в Екатеринбурге — заботится о внуках и внучатых племянниках, но в Москву тоже приезжает периодически.

«Я буду там»

Это веха в моей жизни. Потому что это первая песня «Агаты Кристи», которую я принес полностью придуманной и сочиненной. Со своей аранжировкой — с гитарными партиями, басовыми, барабанными. Я ее спел, и мне на это никто ничего не сказал. Выходим в курилку — тишина. Есть ощущение, что провалилась песня. Тут клавишник Саша Козлов говорит: «Ну что, ее, наверное, последней поставим на альбоме?» Вот так совершенно неожиданно для меня песня сработала.

«Опиум для никого»

Первый раз очень твердо и жестоко я отстоял свое мнение, что песня должна звучать именно так и никак иначе. Я ее принял, и Вадим начал меня убеждать, что она слишком мрачная. Говорил, что она никогда не станет хитом. Появились предложения переделать ее в трип-хоп и как-то повеселее сделать. Но я был настойчив и оказался прав.

«Порвали мечту»

Эту песню я сделал с Вадимом Рудольфовичем — при том, что она у него вызывала просто категорическое сопротивление. На одном из концертов он даже ее сыграл все-таки, но сделал это, уйдя за сцену. Это для наших отношений в группе стало точкой невозврата. Травмировало его в песне, видимо, явное сопротивление существующим порядкам, нормам и строю. Для меня ничего странного в песне не было. Странно быть представителем всего самого светлого и хорошего, что есть в России, но при этом петь песни вроде «Опиум для никого».

«Такой день»

Заглавная песня в первом альбоме группы The Matrixx. Она же — первый трек, над которым мы с нашим клавишником попробовали поработать дистанционно. Таким образом я проверял, правильно ли то, что я придумал. Это касалось и всей концепции альбома, и заявления о себе группы The Matrixx. Послушал потом в ту же ночь, когда она была доделана, и понял, что я ничуть не ошибался. Главное, чтобы мне все казалось крутым. Меня сейчас критика не раздражает абсолютно.

«Любовью»

Это был первый клип The Matrixx, который запретили практически на всех каналах. Увидели в нем порнографию, хотя порнографии там нет. Я знаю, что такое порнография, а то, что в клипе изображается, — это не порнография. Претензия примерно такая же, как к Кормильцеву и его издательству «Ультра. Культура», которые тоже, якобы, выпуском порнографии занимались. У нас вообще сначала возникает желание запретить, а потом уже повод придумывают. Если в песне упоминается секс, это связано с какими-то внутренними переживаниями, чем с какими-то внешними процессами. А так я вообще не пою, что называется, «соблазняющие» песни. Другое дело — мат. Без него не обойтись. Для ме-ня мат — это не междометия и не ругательства, а форма речи, когда человек не может выразиться никаким другим языком, потому что его переполняет какое-то сильное чувство.

«Делайте бомбы»

Первый дуэт нашей группы The Matrixx с нашим замечательным другом — музыкантом и поэтом Алексеем Никоновым из группы «Последние танки в Париже». О том, что нам надо сделать дуэт, постоянно твердили мои фанаты. Сделали его мы в 2011 году, когда записывали альбом «Треш». Это вообще был мой первый дуэт в составе The Matrixx. Линда была уже потом.

«Добрая песня»

Поступил звонок от продюсера Линды, не могу ли я написать песню для дуэта. Я ответил, что могу, конечно. У меня был до этого период долгого застоя, ничего не писалось. К тому моменту, когда продюсер позвонил моему директору, я был совершенно разозлен, потому что у меня ничего не получалось. С этой песни начался альбом The Matrixx «Резня в Асбесте».
На данный момент пока последний.

«Жить всегда»

Из самого первого альбома The Matrixx «Прекрасное жестоко». Может быть, даже основополагающая к нему. Она очень понравилась Васе Обломову, с которым нас судьба пересекла. Мы с ним оба участвовали в проекте «Гражданин поэт». Вася там за кадром был аккомпаниатором — он играл на рояле, а я пел а-ля Вертинский. Потом он позвал меня на концерт, и я был дико ошарашен, что он предстает такой.

Журнал Rolling Stone Russia 

Т Е КС Т: Алексей Старостин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *