“Книга писалась нелегко”

 Дорогие любители Агаты Кристи! Нам на почту приходили вопросы для автора книги “Черные Сказки Белой Зимы” Дмитрия Карасюка. Мы их собрали и задали Дмитрию, он на них любезно ответил. Получилось небольшое интервью:

– Какова основная идея книги? Что вы хотели сказать ею, какой месседж донести?

Дмитрий Карасюк – Никакого месседжа доносить я не собирался, я просто хотел рассказать правдивую историю выдающейся российской группы. По-моему, мне это удалось.

– Много ли приходилось вам общаться с участниками Агаты в прошлом? Какое впечатление они на вас произвели при первом знакомстве? Запомнились ли какие-то пересечения особенно ярко?

Дмитрий Карасюк – С Вадимом и Сашей я познакомился в 1986 году, с Глебом в 1989-ом, с Андреем в 1985. В их свердловский период пересекаться приходилось довольно часто. Например, я брал у Глеба первое в его жизни персональное интервью. По-моему, тогда они мало чем отличались от других музыкантов Свердловского рок-клуба.

– У Александра Козлова были родители, они умерли вскоре после него, детей не было. Не знаете ли вы, что за родственница, о которой говорит Вадим, где и как он её нашёл?

Дмитрий Карасюк – Понятия не имею.

– Насколько сильно изменились братья по прошествии лет?

Дмитрий Карасюк – С тех пор, как я с ними познакомился, они стали на 30 лет старше и переехали в Москву. Это две главные причины всех изменений.

– Чем занимается сейчас Андрей Котов? Связана ли его нынешняя деятельность с агатовским прошлым?

Дмитрий Карасюк – У Андрея в Екатеринбурге есть собственный музыкальный проект. Периодически он даёт мастер-классы. Трудно назвать это «связанным с агатовским прошлым», ведь отличным и известным барабанщиком Котов был и до прихода в «АК».

– Как относятся к братьям в уральском рок-клубе? Следят ли за их судьбой, отношениями на сегодняшний день?

Дмитрий Карасюк – Уральского рок-клуба никогда не существовало, А Свердловский рок-клуб закрылся в 1991 году. Входившие в него музыканты, естественно, были в курсе деятельности «Агаты Кристи» пока она существовала. Многие из них поддерживают приятельские отношения с братьями до сих пор, а некоторые, например, Алексей Могилевский, участвует в их проектах.

– Много ли материала пришлось оставить “за бортом” книги?

Дмитрий Карасюк – Да, очень много. Были истории, которые я не мог подтвердить документально или свидетельствами других участников событий. Такие истории не считал прошедшими факт-чекинг и оставлял за бортом.

– Легко ли писалась книга? С какими трудностями пришлось столкнуться в процессе?

Дмитрий Карасюк – Книга писалась нелегко. Главные трудности – мифологизация братьями их собственной истории и их нежелание вспоминать то, что было на самом деле.

– Как к тексту книги отнеслись братья Самойловы и остальные участники Агаты Кристи: Май, Котов, Потапкин, Снэйк? Был ли кто-то из них против публикации всей книги или её частей?

Дмитрий Карасюк – Глеб с самого начала отказался вспоминать историю «АК» и сказал, что читать не будет. За единственным исключением все музыканты «АК» прочитали и одобрили фрагменты текста с их участием. Исключение – это Вадик. Он потребовал переделать весь текст, убрать оттуда людей, которые ему почему-то не нравятся, и эпизоды, где он выглядит, по его мнению, не достаточно идеально. Я отказался это сделать. В угоду его неаргументированным претензиям в тексте не была изменена ни одна буква. Рекламный слоган книги мог бы быть таким: «Правда об «Агате Кристи», которую хотел бы скрыть Вадим Самойлов» ))

– Как вы собирали материал? Есть ли у вас подтверждения всех приведённых в книге фактов? Легко ли было общаться с очевидцами событий?

Дмитрий Карасюк – Изучал документы и беседовал с очевидцами. Каждый факт проверен, на всё имеются или подтверждающие документы, или показания минимум двух независимых свидетелей. Многих очевидцев я знаю очень давно, но даже те, с кем я познакомился в процессе работы над книгой, легко шли на контакт.

– Хотелось бы подробнее узнать о раскладке сил: кто всё-таки сделал Агату Агатой: Кадушин, Ланда с Месхи, Вадик, или Глеб? Почему всё-таки не вышло убедить Кадушина сменить контактное лицо от имени группы с Вадика на Глеба или Котова?”

Дмитрий Карасюк – Чтобы ответить на этот вопрос мне пришлось бы пересказать большой кусок книги. Прочитайте её и сделайте выводы сами.

– Глеб Самойлов в разных интервью по-разному отвечает вопрос о дате записи своего неизданного сольного альбома времён АК – “Свистопляска”. Известна ли вам эта дата, а так же обстоятельства записи и пропажи альбома?

Дмитрий Карасюк – Я не копался в этой истории очень глубоко. Проект остался недоделанным, значит сам автор к нему охладел. Наверное, в творческом багаже любого плодовитого автора имеются подобные незавершёнки. Позже, насколько я знаю, практически все песни «Свистопляски» в изменённом виде появились на альбомах «АК» или «The Matrixx».

– У Агаты Кристи есть неизданная песня, с которой связано немало слухов – «Побег». Не могли бы вы рассказать о ней?

Дмитрий Карасюк – Свет на эту туманную историю так пролить никто и не смог.

– В альбоме «Свет» есть песни, автором текста которых является Глеб Самойлов. Говорят, Вадим Самойлов исполняет эти вещи на своих концертах под другими названиями. Вы не могли бы уточнить, что это за песни? Как они назывались ранее и как сейчас?

Дмитрий Карасюк – Как назывались все песни из альбома «Свет» можно узнать из подробной дискографии «АК» в конце книги. Что именно поёт на своих концертах Вадим и под какими названиями – я не в курсе.

– Вы уже писали книги о Чайфе и Наутилусе. Теперь вот Агата Кристи. С кем из них легче работалось, кто больше шел на контакт?

Дмитрий Карасюк – Книга про «Агату» писалась тяжелее всего. Про «Чайф» писалось легко и весело, и после книги о них переход к сбору материалов об «АК» напоминал контрастный ледяной и даже порой грязевой душ. Направление музыки «Чайфа» и «Агаты» диаметрально противоположные, поэтому и работалось совершенно по разному.

– Вы закончили свою книгу, она вышла. Что вы испытываете, какие чувства от проделанной работы, от самой истории Агаты Кристи, от общения с героями книги?

Дмитрий Карасюк – Испытываю облегчение и удовлетворение от проделанной работы. Вряд ли можно говорить о моём каком-то особом отношении к истории «АК» – она такова, какова есть, и моё отношение к ней её не изменит. Впечатления от общения с большинством героев книги остались хорошие.

– Сейчас многие говорят о закате русского рока, о творческом застое, об уходе в политику… Следите ли вы за происходящим? Как вы относитесь к тому, что давно распавшиеся группы продолжают давать концерты, используя материалы прошлых лет?

Дмитрий Карасюк – Я считаю, что рок (не только русский, а вообще) – это музыка второй половины ХХ века. Она может быть популярна или нет, но чего-то эпохально-нового в этом жанре мы вряд ли услышим. Естественно, что ветераны продолжают делать то же, что и раньше – им уже трудно, да и незачем перестраиваться. Какой будет музыка, которую назовут музыкой ХХI века, – пока ещё никто не знает.

 – Как вы относитесь к новому творчеству Глеба (The Matrixx)? К творчеству Вадима?

Дмитрий Карасюк – Ни то, ни другое мне сегодня не нравится.

– Что слушает Дмитрий Карасюк? Не могли бы вы поделиться своим личным хит-парадом с нашими читателями?

Дмитрий Карасюк – Я слушаю очень много самой разной музыки. В основном на иностранных языках: английском, испанском, французском, немецком. Люблю музыку стилей ска и панк. Главным критерием для меня является не национальная принадлежность музыкантов, а качество их произведений. Личные топы не составляю: под разное настроение мне нравятся разные группы.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *