«Наша музыка. Полная история русского рока, рассказанная им самим»

Фрагменты книги Антона Чернина “Наша музыка. Полная история русского рока, рассказанная им самим”

Группа «Агата Кристи». Альбом «Коварство и любовь» (1989)

– В СССР проходит первый Съезд народных депутатов.

– Умирает академик Андрей Дмитриевич Сахаров.

– Впервые в русской газете «Известия» напечатана коммерческая реклама.

– Президент США Буш и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Горбачев объявляют об окончании холодной войны.

…а из радиоприемников в тот год доносится: Женя Белоусов – «Девочка моя синеглазая», Дмитрий Маликов – «До завтра», Крис Кельми – «Ночное рандеву».

В этом же году в эфир выходит «Программа А». Долгие годы ее эфиры были единственной возможностью для отечественных рок-групп прорваться на всесоюзный/ всероссийский экран. Причем «Программа А» привечала не только грандов, но и новичков-экспериментаторов и даже совсем радикальные группы типа «Гражданской обороны»…

Открытием 1989 года, по мнению рубрики «Звуковая дорожка» газеты «Московский комсомолец», становится группа «На-На», лучшим композитором признается Олег Газманов, лучшим певцом – Дмитрий Маликов, лучшей группой – «Ласковый май» и только лучшим поэтом-песенником оказывается рок-музыкант – Виктор Цой. Зато в категорию «разочарование года» дружно попадают «Аквариум», «Наутилус Помпилиус», «Машина Времени», «Алиса», Жанна Агузарова, «Бригада С», «Мастер», «Круиз» и «Телевизор». В этой же нестыдной десятке под четвертым номером числится Алла Пугачева.

Зато с гастролерами все было просто невероятно! Концерты «Пинк Флойд» в «Олимпийском» – с лазерным шоу, летающей свиньей и взрывающейся на сцене кроватью – до сих пор взахлеб вспоминаются всеми, кто сумел туда попасть. Жалко, что не осталось записей… Зато сохранилось видео с Московского музыкального фестиваля Мира в Лужниках – оно время от времени всплывает на «Горбушке». Тогда к нам приехали «Bon Jovi», «Cinderella», «Skid Row», «Motley Crue» и «Scorpions»! А закрывал выступление еле державшийся на ногах от выпитого Оззи Осборн. Который на «Параноиде» носился по сцене этаким взбесившимся Винни-Пухом. Отдельно от Оззи приехали «Black Sabbath» с Тони Мартином, еще одни любимцы старых советских рок-фэнов – «Nazareth». И даже Сюзи Кватро. На поп-фланге тоже было некисло – сразу после развала «Modern Talking» в столице появился сам Диди Болен! А еще Сандра, а еще Сабрина – и российские девочки дружно начали обрезать джинсы так, что это даже шортами назвать было неудобно. Эта мода была по всей стране, в том числе и в Свердловске.

Что еще там было хорошего? В 1989 году в столице Урала собираются «Смысловые галлюцинации», час которых пробьет только через десятилетие. Но настоящим открытием года станет последняя группа золотого века свердловского рока – «Агата Кристи». Со своим вторым альбомом «Коварство и любовь».

Вадим Самойлов: Этот альбом был, наверное, самым бескорыстным – в смысле не озадаченным тем, что получится. В отличие от всех остальных. Потому что дальше уже была задача, чтобы не самоповториться, а здесь все было просто в легкую сделано. Хоть и с техническими какими-то трудностями, но на одном дыхании.

История одной из главных групп свердловской сцены началась вовсе не в Свердловске, а неподалеку – в городе Асбесте. В средней школе № 1 имени Горького, где в разных классах учились Саша Козлов, Петя Май, Вадик Самойлов и его младший брат Глеб. А еще в школе был свой ВИА… ну, тут никому не надо объяснять, что такое ВИА в школе. Вспомните «Вечную молодость» Чижа. Короче, в один прекрасный момент прежний состав этого самого ансамбля демобилизовался из десятого класса куда-то во взрослую жизнь, а брошенные инструменты подхватили восьмиклассник Козлов и семиклассник Май. Начали играть на танцах, попутно присматриваясь к школьной малышне – вдруг еще найдутся самородки… На школьном вечере, посвященном английскому языку, было решено спеть битловскую «Let It Be». Учительница инглиша посоветовала поставить к микрофону худого розовощекого мальчика с хорошим английским произношением. Мальчика звали Вадик, и его вы уже встречали – строк этак на десять выше… Вадику доверили не только петь, но и играть на «Ионике» (Козлов в том составе играл на басу). Вскоре школьная команда получила название «Циклон». Своего материала было очень мало – в основном «Циклон» исполнял песни из репертуара «Веселых ребят» и «Добрых молодцев». Но как раз с приходом Вадима группа начала обрастать и своими песнями.

Четвертый будущий участник классического состава «Агаты» был еще моложе остальных – он только поступил в первый класс. В зрелом возрасте разница в пять-шесть лет никого не интересует, и люди ощущают себя ровесниками. Но в школе, когда тебе тринадцать лет, а кому-то другому семь, ты воспринимаешь этого человека не то что не как собеседника, а просто как какой-то другой биологический вид! Маленький Глеб Самойлов очень напоминал маленького Володю Ульянова – разница была только в том, что Глеб носил очки. Вадим шутки ради вставлял фотографию маленького Глеба – с кудрявой головой – сначала в октябрятскую звездочку, а потом и в комсомольский значок. Который все время прицеплял к знамени. Вообще же вся троица тратила на группу все свое свободное время. Вадим ради нее забросил даже музыкальную школу и хор, чем сильно напугал родителей.

Проблемы у молодого школьного ВИА были как у всех. Играть было не на чем. Гитару Вадиму Самойлову купили за тридцать три рубля, а бас-гитару музыканты сделали своими руками – гриф от обычной гитары за семь рублей, корпус из ДСП и струны от пианино. Записываться пытались дома, на обычный магнитофон. Барабанов не было – вместо них топали ботинком по полу и стучали ладонями по надутому шарику. Бас включался в магнитофон, а Вадим ухитрялся одной рукой играть на пианино, а другой – на гитаре.

Глеб Самойлов: В общем-то это был такой типичный гранж. Хотя мы тогда воспринимали гранжевый звук скорее как недостаток аранжировки. Мы еще и сами не понимали, что родили новый стиль.

Первым школу закончил Саша Козлов – и уехал в Свердловск учиться на врача. Через год в Уральский политех поступил Петр Май, а через два – Вадим Самойлов. Он поступил на радиотехнический факультет (сказались детские увлечения) и вскоре собрал группу и там. Ни Мая, ни Козлова в ней поначалу не было – будущий клавишник «Агаты» на тот момент вообще забросил музыку, хотя общаться со школьными друзьями продолжал. А вот Глеб еще учился – и при этом сочинял песни. Одна из них, «Собачье сердце» – на текст Михаила Булгакова, – потом войдет в «Коварство и любовь».

Вадим Самойлов был членом комитета комсомола радиофака, что позволило ему выбить из родного вуза приличную точку для репетиций. На ней были сделаны первые записи новой самойловской команды «Импульс» (снова с Маем; сейчас их можно поискать на фан-сайтах «Агаты»). Затем «Импульс» выступил на том самом фестивале «Весна УПИ»… и получил всего два балла из десяти. Играли слишком громко! Но нет худа без добра: на том фестивале вместе с Вадимом впервые вышел на сцену Глеб, который уже учился в старших классах. А сразу после того провала в группу вернулся и Козлов. На место клавишника.

В какой-то момент команда сменила название на «ВИА РТФ УПИ». Расшифровывалось это так: «Вокально-инструментальный ансамбль радиотехнического факультета Уральского политехнического института». Свои произведения по большей части приписывались Добрынину – Дербеневу (правила насчет «восьмидесяти процентов песен советских композиторов» тогда еще никто не отменял). Над внешним видом работали не меньше, чем над музыкальной стороной дела.

Глеб Самойлов: Мы сразу подошли к имиджу очень ответственно.

Вадим Самойлов: Я помню, что я отобрал у Глеба куртку из кожзаменителя. Черную. Сначала я в ней ходил, еще в школе, по-моему.

Глеб Самойлов: А потом я ходил, когда был металлистом.

Вадим Самойлов: Даже выступал в ней пару раз.

Глеб Самойлов: А первый раз, когда мы выступали, кстати, ты был в кооперативных штанах и кофте. А ябыл в кожаной куртке на голое тело. Тогда мне еще можно было показывать голое тело. В восемнадцать лет показать себя – самое то.

Вадим Самойлов: Еще было обилие клипс в ушах. Как-то, я помню, мы поехали в Ижевск, в гости к нашему барабанщику, и по дороге к нам докопался человек, который сказал, что, типа, нельзя серьгу носить в правом ухе. Он долго объяснял, что в правом носят гомосексуалисты, а рокеры должны носить в левом. Вот такая хрень.

Глеб Самойлов: А потом Вадик эту куртку у меня забрал и стал выступать в белой рубашке и черном галстуке-селедке. А я был в черной рубашке, черных штанах и белой милиционерской портупее. Это была настоящая милицейская портупея.

Вадим Самойлов: А у Саши Козлова был английский костюм…

Глеб Самойлов: Саша надел самое лучшее, что у него было, – английский серый, стандартный, классический костюм. Я говорю: «Саша! Это несценично!» А Саша отвечает: «Это настоящий английский костюм. Это дорогая вещь. Как в ней не выйти на сцену?»

Студенческие годы заканчивались, и пора было решать, что делать дальше. Первым делом надо было сменить название. Вадиму Самойлову пришла в голову идея использовать для названия группы чье-нибудь имя, например Жак Ив Кусто. На этом дело и застопорилось, пока в феврале Александр Козлов не произнес – «Агата Кристи». Позже он рассказывал, что читал пару детективных романов английской писательницы, но они показались ему довольно скучными. Однако звучало такое название очень прилично…

С этого момента они стали «Агатой Кристи».

Первый концерт группы с именем «Агата Кристи» состоялся 20 февраля 1988 года в зале № 2 Уральского политехнического института. Музыканты сами нарисовали и развесили афиши следующего содержания: «Группа „Агата Кристи“ приглашает своих друзей». Друзей набралось около двухсот человек. Глеб Самойлов к этому времени стал полноценным участником группы. Музыканты были уверены в успехе, но нервничали страшно.

Глеб Самойлов: Я был сосредоточен исключительно на том, как бы мне сыграть все правильно.

Вадим Самойлов: Потому что в начале это же проблема – сыграть и спеть одновременно, да еще без ошибок.

Глеб Самойлов: Еще там при таком количестве народу! Да еще и свои песни!

Вадим Самойлов: Я помню ощущение, когда коленки так потрясываются. Смотришь на них, они вроде на месте стоят, а изнутри трясутся.

С тех пор 20 февраля 1988 года считается официальной датой рождения группы «Агата Кристи». Тогда квартет отыграл песни из программы «Второй фронт» плюс кое-что свежее. («Второй фронт» значится в «агатовской» дискографии первым альбомом, но сами музыканты считают его «нулевым», пробным. Хотя именно из него в «Коварство и любовь» перешли «Инспектор По…» и «Пантера».) Именно после этого альбома Глеб закрепился в составе «Агаты» на постоянной основе (до него на басу играл Александр Кузнецов). Времени на музыку у Глеба было предостаточно: не поступив на истфак Свердловского университета – он не смог рассказать о восстановлении народного хозяйства после Гражданской и Великой Отечественной войн – Глеб поступил в музыкальное училище по классу бас-гитары. Но через полгода бросил.

Конец 1980-х был сумасшедшей эпохой повального увлечения всякого рода колдунами и психотерапевтами. Пять дней в неделю после программы «Время» улицы российских городов вымирали: люди садились к телевизору и смотрели терапевтические сеансы Анатолия Кашпировского. А те, кто больше предпочитал программы Алана Чумака, подтаскивали к экрану трехлитровые банки с водой и тюбики с кремами, чтобы зарядить их положительной энергией. Страна была счастлива – рубцы и грыжи рассасывались, спайки распаивались, извилины в мозгах разглаживались до состояния попки младенца.

Массовый психоз угрожал необратимостью процесса. Добрые волшебники Кашпировский и Чумак подготовили страну к еще более доброму волшебнику Мавроди. Времена пошли действительно безумные, но дела у группы продвигались.

Концертный дебют «Агаты Кристи» оказался весьма удачным. Музыканты стали сотрудничать с легендарной командой КВН УПИ, участвуя в музыкальных номерах. Кроме того, группу приняли в Свердловский рок-клуб, и квартет начал выезжать за пределы Свердловской области.

С самого первого концерта Вадим Самойлов вел себя на сцене крайне активно. А вот Глеб играл свои партии просто сидя на стуле. Ходила легенда, что у него одна нога короче другой, но все было проще: Самойлов-младший на сцене страшно нервничал и не знал, куда девать руки-ноги. Вот его и усадили на стул.

Вадим Самойлов: Мы были очень запарены на сценическом действии. Все было разложено по ролям. Мы договорились, что я должен играть какого-то такого маргинального героя, а Глеб будет как бы немного шутовской. И мы долго еще на эту тему парились.

Глеб Самойлов: У ребят был опыт выхода на сцену с какими-то студенческими ансамблями. А я и на сцене-то до этого не был. Разве что на танцах пару раз сыграл. То есть на саму сцену я залезал: в школе я участвовал во всяческих там КВНах или пел песни. Но вот, так сказать, в имидже молодежного рок-героя я еще не был и на сцену не выходил. Я просто спросил: «Что мне делать?» И Вадик сказал: «Ну, не знаешь, чего делать, сядь на стул». Я сел и до 1996 года так там и просидел.

С имиджем Глеба и впоследствии происходили забавные вещи. В конце 1980-х, кроме кудрей, он носил еще и довольно внушительные бакенбарды. И вот, в марте 1990 года «Агата» снимается в телепрограмме «Брейнринг». Поют «Африканку», Глеб сидит на стуле, и один из мэтров телевизионного «Что? Где? Когда?» громко спрашивает: «А что это за хмырь, который на Пушкина похож?»

Один из первых неуральских концертов, по воспоминаниям «агатовцев», состоялся в середине 1988-го в Казани. «Агате» тогда удалось буквально «поставить зал на уши», и они вернулись домой, ощущая себя королями.

В августе 1988 года директором «Агаты Кристи» стала Елена Чистова, жена дизайнера Юрия Чистова, который создал в свое время знаменитый символ Свердловского рок-клуба – ворону с сыром и гитарой. По образованию она была экономист, и в то же время считалась своей в богемной тусовке.

Появление директора пошло группе на пользу. Уже на второй день работы Елена смогла устроить молодой группе сразу десять концертов в городе Фрунзе. Постепенно об «Агате Кристи» узнавали в других городах, хотя в родном рок-клубе они пока не были особо известны.

В октябре 1988 года состоялся Третий фестиваль Свердловского рок-клуба. Чистовой удалось договориться, что «Агата Кристи» сыграет в заключительном концерте с «Кабинетом» – группой «дедушки уральского рока» Александра Пантыкина. Саундчека не получилось: когда «агатовцы» вышли настраиваться, в зал уже запустили народ. Волнения музыкантам добавлял и тот факт, что на концерте должен был присутствовать Андрей Макаревич, и ударить перед ним в грязь лицом очень не хотелось. Кое-как настроившись, группа приступила к делу.

Поначалу народ молчал. Лишь изредка были слышны вежливые хлопки. Но вдруг после четвертой песни зал встал на уши! В итоге концерт превзошел даже самые смелые ожидания; вдобавок, после выступления «Агаты», Макаревич и Вячеслав Бутусов лично выразили группе свой респект.

В конце 1988 года «Агату Кристи» пригласили на фестиваль «Сырок», организованный программой «Взгляд». И снова выступление прошло на ура. Концерт записывался на пленку, и группу заметила редактор «Взгляда» Марина Лозовая. Вскоре после фестиваля фрагменты выступления «Агаты Кристи» стали мелькать в разных выпусках «Взгляда».

О группе заговорили. Начались бесконечные гастрольные поездки. В период с декабря 1988 по июнь 1989 года музыканты отыграли ни много ни мало девяносто концертов от Калининграда до Красноярска!

Благодаря эфирам в программе «Взгляд» «Агата Кристи» познакомилась с Андреем Разбашем, который вызвался снять для них клип на песню «Вива, Кальман».

Вадим Самойлов: Все происходило очень долго, хотя и весело. Я так понимаю, что внятно сценарий никто себе не представлял. Режиссер клипа Андрей Разбаш, который сейчас является президентом телекомпании «ВИД», тогда еще был одним из выпускающих режиссеров на программе «Взгляд». И как раз в этот момент он переходил из режиссеров в президенты телекомпании. Поэтому монтаж клипа происходил очень долго. Ему было не до этого. Помню, часть эпизодов клипа мы снимали в квартире его родителей на станции метро «Беговая». Там недалеко был какой-то разрушенный цирк, котлован из-под какого-то старого ипподрома, – и там мы тоже снимали. Как я понимаю, задача стояла просто хоть что-то показать.

Глеб Самойлов: Что-то изобразить под хорошую песню…

Вадим Самойлов: Типа того!

Сейчас участники «Агаты Кристи» уже не могут вспомнить, показывали его где-то еще, кроме «Взгляда». Да и во «Взгляде» его показали всего только раз. А жаль: многие считают, что видео получилось очень интересным, да и сама песня очень хороша. У самих музыкантов этого клипа нет. Андрей Разбаш скончался в 2006 году.

Вадим Самойлов: Это одна из редких песен, которые появляются молниеносно. Буквально я проснулся – а у меня в голове она вся уже проиграна. Я просто записал ее в ноты.

Глеб Самойлов: Правда, еще до этого уже существовал проигрыш. Это был проигрыш из другой моей песни. Но та песня не прижилась, и Вадик изъял его и вставил в свое произведение. Получилось очень органично.

Вадим Самойлов: А у нас много, кстати, было таких тем. Я помню, мы довольно часто составляли песни из кусочков: куплет такой, припев такой, тема должна быть еще какая-нибудь.

В начале 1989 года из-за плотного графика гастролей участники «Агаты Кристи» решили оставить кто работу, а кто учебу, чтобы полностью посвятить все свое время группе.

Вадим Самойлов: К тому времени мы уже вовсю ездили по концертам, и времени на работу не оставалось. Где-то в начале 1988 года, в первой половине того года, мы все поувольнялись с работы.

Глеб Самойлов: В 1989-м! Мы все вместе решили тогда бросить учебу, – весной 1989-го это было!

Вадим Самойлов: Да? Ну я-то к тому времени уже полгода, по-моему, как бросил это дело.

Глеб Самойлов: А Саша и я…

Вадим Самойлов: …они еще совмещали работу, а я не успевал это делать.

Глеб Самойлов: Я в это время учился в музыкальном училище, а Саша преподавал и работал в больнице. Мы одновременно бросили все это весной 1989 года. Решили заняться исключительно музыкой.

Впрочем, музыканты не особенно жалели об этом: с тогдашними зарплатами и стипендиями, те деньги, которые они зарабатывали на концертах, не шли ни в какое сравнение. И при этом они занимались своим любимым делом.

В 1989 году в составе «Агаты Кристи» происходят серьезные изменения: ее покидает Петр Май. На место Мая заступил Альберт Потапкин, который к тому времени вернулся из армии. Вместе с ним весной 1989-го «Агата Кристи» начала записывать первую версию альбома «Коварство и любовь».

Работали в студии, принадлежавшей участникам уже развалившегося «Наутилуса». Программу записали, послушали и забраковали – тот, первый, вариант альбома «Коварство и любовь» так никто никогда и не слышал. К счастью, в Свердловский рок-клуб вскоре пришло предложение записать альбом от фирмы «Мелодия», и «Агата Кристи» материал переписала. Получился тот вариант «Коварства и любви», который теперь считается классическим.

Вадим Самойлов: В свое время первое, что мы сделали как группа, – записали магнитоальбом «Второй фронт». Туда вошли все песни, которые у нас к тому времени были. Через какое-то время песни с этого альбома превратились в полноценную концертную программу. Именно их мы очень долго и играли на концертах.

После этого у нас постоянно появлялись новые песни. Что-то сочинял Глебсон, что-то я, что-то – Саша Козлов. Они уже были сделаны и игрались на концертах, но еще не были записаны. Как раз в этот период в Свердловске появилась студия «Наутилус». Участие в этом юридическом образовании принимали ребята изгруппы «Наутилус Помпилиус» – все, за исключением самого Славы Бутусова. С их помощью мы и начали записывать новый альбом.

Все это длилось очень долго, муторно, и мы еще сами, наверное, до конца не были готовы к многоканальной записи, – к сиквенсеру там и ко всему остальному. Но на этом альбоме мы понемногу учились. Так что когда возникла возможность записать все уже в полностью профессиональных условиях, то мы уже были полностью готовы. Из имевшихся двух альбомов (в смысле – из «Второго фронта» и из нового материала) мы быстренько скомпилировали обойму песен, которая, на наш взгляд, точно выражала суть всей «Агаты Кристи», – и записали ее.

Правда, пока «Агата» колдовала над альбомом, советская фирма грамзаписи «Мелодия» приказала долго жить. Материал был выпущен уже на студии «Синтез» Александра Кутикова. В 1989 году «Агата Кристи» приняла участие в большом и официальном фестивале «Ступень к Парнасу».

Мероприятие задумывалось как конкурс молодых исполнителей, работающих в разных жанрах – рок, поп, джаз и так далее. Концерт проходил в пафосной обстановке гостиницы «Космос», а вела его диктор Центрального телевидения Татьяна Веденеева.

«Агате» выпало выступать между певицей Азизой и командой «Санкт-Петербург». Это были уже не отцы-основатели питерского рока, а смазливые юноши, исполнявшие романс «Очарована-околдована». «Агатовцы» не потерялись в таком окружении: группа получила двадцать один из двадцати пяти возможных баллов, а, например, та же Азиза довольствовалась всего девятью. Впоследствии эту певицу и вспоминали-то только в связи с тем, что ее продюсер вроде бы застрелил Игоря Талькова.

После выхода альбома «Коварство и любовь» Глеб Самойлов практически монополизировал за собой право написания текстов для «Агаты», Вадим же в основном исполнял обязанности продюсера.

Вадим Самойлов: Ну, во-первых, Глеб как поэт был совершенно очевидно сильнее меня. И для «Агаты Кристи» это был куда более удобный вариант. Во-вторых, у меня в то время не хватало времени не то что на тексты, а даже и на музыку. Я был постоянно озадачен поиском возможности хоть что-то записать. Вспоминая те годы, я вижу только стены проклятой студии. Для того чтобы мы выпустили альбомы «Коварство и любовь» и «Декаданс», я работал сутками. И мы их все-таки записали…

Глеб Самойлов: Причем бесплатно!

Вадим Самойлов: Да! Бесплатно! Но сразу после этого я начал искать деньги на запись «Позорной звезды». Я искал деньги, постоянно тусовался с бывшими институтскими однокашниками, которые к этому времени уже занимали разные посты. Все это отнимало очень много сил и энергии. Так что ни о каких текстах речь просто не шла.

После выхода альбома «Коварство и любовь» «Агата Кристи» закрепила за собой статус супергруппы, завоеванный еще раньше, на концертах. Среди коллег по цеху были и завистники, и те, кто искренне радовался их успеху. А поклонники ждали от группы новых песен и новых концертов. Сейчас, оглядываясь назад, братья Самойловы признают, что, как ни странно, с выходом «Коварства и любви» в их жизни начался не самый лучший период.

Глеб Самойлов: Альбом стал не началом, а как бы концом большого этапа. Все это происходило в 1988–1989 годах, ну и чуть-чуть в 1990-м. После выхода альбома, после того, как нас стали показывать в программе «Взгляд», после того, как началась реальная популярность и мы стали ездить на фестивали, давать концерты, – после всего этого у группы началась уже совсем другая жизнь. И материал мы стали играть тоже другой. То есть к моменту выхода альбома «Коварство и любовь» у нас уже был полностью готов материал к следующему альбому «Декаданс».

Вадим Самойлов: Внутри тогда у всех было четкое ощущение, что можем получать больше. И раздражение от того, что не получаем, а, наоборот, упускаем какие-то очень большие возможности. Вместо того чтобы пользоваться появившейся популярностью, мы по-прежнему сидели в Екатеринбурге и вынуждены были терпеть друг друга.

Впереди у «Агаты Кристи» были гастроли за границей – в Дании, Франции и Германии. Впереди был выход альбома «Декаданс» и тяжелый период, когда музыканты чувствовали себя потерянными и не знали, куда им двигаться дальше. И только после выхода альбома «Позорная звезда» «Агата Кристи» возродилась снова.

Но это уже совсем другая история…

15
Группа «Агата Кристи». Альбом «Позорная звезда» (1992)

– Виктор Черномырдин занимает должность премьер-министра.

– Новым мэром Москвы становится Юрий Лужков.

– Вводится термин «ближнее зарубежье».

– В России официально отменяется школьная форма.

– В моду входят автоответчики и определители номера.

…а тройка лидеров хит-парада в начале 1990-х выглядит вот так:

Богдан Титомир – «Делай, как я», «ДДТ» – «В последнюю осень», Алена Апина – «Бухгалтер».

Первый год жизни непонятного миру сообщества под названием СНГ поражал количеством всевозможных казусов, политических скандалов и правительственных реформ, проблемами дележки лакомого советского наследия и в то же время категоричным открещиванием от социалистического прошлого. Свобода торговли, Шоковая Терапия, Ваучер, Приватизация, Горячие Точки – все это закручивало сюжеты покруче транслирующейся в то же время «Санта-Барбары».

В 1992 году на зимние Олимпийские игры в Альбервиле будет отправлена странная команда под названием «Сборная СНГ» без собственного флага и гимна. В последний раз в ХХ веке хоккейная олимпийская сборная выиграет «золото» Олимпиады. Весь год СНГ будут потрясать военные события в Абхазии, Таджикистане и Приднестровье. Страна будет продолжать дробиться на суверенные государства и автономии, а солдаты в армии станут пытаться использовать памперсы и прокладки вместо портянок.

Но главные перемены проходили не во внешней, а во внутренней политике. В России начинается либерализация цен. Что-то подорожало в три, что-то в тридцать, а кое-что и в триста раз. Ниже прожиточного минимума моментально оказалось от половины до девяноста процентов населения. При этом самой популярной профессией новой России стала профессия бухгалтера. Газеты были завалены объявлениями частных компаний, ищущих финансистов. Да что там – «милому бухгалтеру» даже посвящались песни.

В 1992 году видеопиратство расцвело в нашей стране буйным цветом. К этому времени практически все слои населения обзавелись видеомагнитофонами, и перезапись тряпочных копий блокбастеров приносила хорошие деньги. Качество оставляло желать лучшего: на кассете порой можно было увидеть даже выходящих из зала людей. Зато благодаря пиратам основные хиты американского видеопроката добрались до наших видеомагнитофонов достаточно быстро. Московский рынок «Горбушка» славился на всю страну пиратским ассортиментом и быстротой появления западных новинок. Апофеозом оперативности российских видеопиратов станет появление через несколько лет на рынке копии фильма «Водный мир», украденной из монтажной студии, с финалом, который впоследствии так и не войдет в окончательный вариант блокбастера.

Ветер перемен донесся и до рок-н-ролльного фронта. Ушли в прошлое цензура и литовки. Питерский Рок-клуб и московская Рок-лаборатория к концу года как-то незаметно самораспустились, а вот группа «Агата Кристи», наоборот, собралась в студии, чтобы записать свой новый материал.

Ситуация была критической – либо с новым альбомом квартет из Екатеринбурга вырвется из безвестности, либо похоронит свою музыкальную карьеру навсегда.

Глеб Самойлов: Всплывает состояние полного отчаяния, смешанного с робкой надеждой, безумной надеждой, потому что состояние группы зашло в тупик, место на музыкальном пространстве мы никакого уже не занимали, был последний шанс самоутвердиться, не продвинуться на рынке, а именно самоутвердиться как еще имеющий право на существование коллектив, творческая единица. Вот с этим настроением мы и пришли к записи нового альбома.

1991 год закончился для «Агаты Кристи» печально. Альбом «Декаданс» публика не приняла – зрители на редких концертах откровенно скучали, а екатеринбургская рок-тусовка поставила на группе крест. Денег не было вообще. Братья Самойловы питались одними макаронами.

В начале 1992-го был принят «Закон о свободе торговли», и вся страна превратилась в один большой базар. Улицы больших городов мгновенно стали обрастать коммерческими палатками, подвалы жилых домов – переделываться в магазины. Многие творческие люди от отчаяния и безденежья потянулись в бизнес, надеясь подзаработать, а затем снова вернуться к музыке. Группа «Агата Кристи» решила не сдаваться и пыталась хоть как-то выживать за счет своих песен, а не за счет продажи сантехники и автомобилей.

Вадим Самойлов: Была пора кооперации, создавались коммерческие предприятия, и очень многие наши коллеги-музыканты ушли в заработки. Я помню, мы еще называли это занятие «КамАЗы и унитазы». И гордились тем, что мы не ломимся заработать денег, которые потом потратим на развитие группы, а пытаемся сочинять музыку.

Глеб Самойлов: Потому что больше гордиться было нечем.

Вадим Самойлов: В это очень многие уходили. Они себя уговаривали, что вот сейчас надо подзаработать, потому что денег совсем нет, а потом, когда все станет на лыжи, когда деньги появятся и все будет хорошо, – вот тогда мы вернемся. Но на самом деле оттуда никто не вернулся.

В такой непростой обстановке «Агата Кристи» приступила к записи нового материала. Первые записи осуществились на репетиционной базе группы «ЧайФ». Репетиции длились два месяца, но проку от них было мало. На базе «ЧайФа» были отработаны инструментальные версии всего нескольких новых песен, которые пока не вселяли оптимизма в души участников «Агаты Кристи». Работа шла трудно, и надежды на запись хитового, коммерчески успешного альбома улетучивались.

Группа пребывала в состоянии растерянности и полного безденежья. А ведь буквально несколько лет назад… (см. рассказ об альбоме «Коварство и любовь»). На фестивале «Open du Rock» во Франции группа получила Гран-при и денежный приз в размере десять тысяч франков. Куда братья Самойловы, Александр Козлов и Андрей Котов потратили эти деньги, – история умалчивает.

Первой песней нового альбома стала «Ай Лав Ю», сочиненная Глебом Самойловым. Ранее свои песни участники группы подписывали либо «Агата Кристи», либо тремя фамилиями – Вадим Самойлов, Глеб Самойлов, Александр Козлов, намекая на коллективное творчество. Но на этот раз все было по-другому. Каждый из музыкантов приносил уже фактически готовую композицию, которую потом вместе додумывали, дописывали и аранжировали. В дальнейшем «Агата» стала работать по такой схеме постоянно.

Самая большая ставка была сделана на песню «Как на войне». Хотя изначально Глеб Самойлов берег ее для себя и долго не показывал коллегам, рассчитывая включить ее в свой сольный альбом.

Глеб Самойлов: Я точно помню, что написал песню «Как на войне» где-то в конце апреля 1992 года, но очень долго никому не показывал. У меня тогда была бредовая идея о сольном альбоме. Я вообще выдавал песни неохотно и как бы исподтишка. Потому что, с одной стороны, мне было жалко их отдавать, а с другой – все равно не терпелось всем показать, похвастаться, что получилось. «Как на войне» я тоже достаточно долго скрывал, но потом понял, что альбом получается такой, что жалеть нечего. Надо, блин, наоборот, все силы туда вложить! В общем, как-то показал эту песню.

Вадим Самойлов: Я помню, что Саша практически сразу, как ты ее показал, сказал, что это главный хит в альбоме, и не ошибся. Еще я помню, мы очень долго, когда сводили ее, звук подбирали. Потому что если во всем альбоме звук достаточно высушенный, то здесь мы специально добивались, чтобы у записи было как бы дыхание…

Глеб Самойлов: Воздушнее песня получилась по звуку.

Вадим Самойлов: Да. Более воздушная такая. А вообще я могу сказать, что меня сначала в этой песне что-то сильно напрягало. Я вообще тогда считал тебя сильно попсовым.

Глеб Самойлов: Ты просто не знал, что будет дальше с группой «Агата Кристи».

Вадим Самойлов: И еще я не знал, что потом десять лет подряд эту песню придется петь в конце каждого концерта.

На песню «Как на войне» впоследствии был снят видеоклип. Съемки проходили в нервозной обстановке, в холодной киностудии, к тому же у Глеба вдруг возникли некоторые проблемы с внешним видом.

Глеб Самойлов: Когда мы начали снимать клип «Как на войне», я вдруг в кои-то веки превратился в солиста группы «Агата Кристи». И надо ж было такому случиться, что ровно в ночь перед началом съемок у меня раздулся флюс. Прежде у меня такого никогда в жизни не было, а тут разнесло всю щеку. Вот вам и солист…

Крупных планов там все равно не было, был один общий план, и ближе нас не показывали. Хотя снять крупняк тоже пытались: меня ставили перед камерой и медленно поворачивали лицо до тех пор, пока из-за носа не появлялась вторая щека. То есть они пытались засечь, где именно проходит граница, до которой можно снимать, долго ловили, но так и не поймали. А самое обидное, что от флюса же ужасно лицо меняется. Там не просто распухает щека, а еще и глаз принимает очень характерную крысиную форму. Мне было очень стыдно, конечно. Из-за этого в клипе я был очень зажат.

По идее, Глеба нельзя было показывать крупным планом, но режиссеры Игорь Песоцкий и Валентин Козловский вышли из трудного положения и спасли съемку, придумав необычные декорации.

Глеб Самойлов: Когда снимали «Как на войне», был построен павильончик, а внутри павильона – специальная комната. Представьте себе трапецию, вывернутую к вам маленькой стороной, – то есть задняя стенка у нее огромная, а передней нет и в нее вставлена камера с объективом «рыбий глаз», который все увеличивает. Когда человек по диагонали проходит из одного угла в другой, то возникает впечатление, будто он проходит через какую-то бесконечность. Все меняется в размерах, и совершенно теряется ощущение реальности пространства. Вот на этом как бы фишка и была построена.

Несмотря на большое количество видеоклипов в багаже «Агаты Кристи», братья Самойловы говорят, что никогда не были до конца довольны результатом съемок, да и вообще терпеть не могут сниматься. Тем не менее «Агата Кристи» более чем активно взялась за визуализацию своей музыки. Но, как известно, видеоролики – забава не из дешевых. И чтобы хоть как-то сэкономить, участники екатеринбургского квартета решили ездить на московскую съемочную площадку по очереди.

Глеб Самойлов: Поскольку билеты в Москву стоили достаточно дорого, то Вадик придумал вот такую фишку. Всего решили снимать три клипа. И значит, так: в песне «Как на войне» должны были сниматься Вадик и я. В песне «Нисхождение» должен был сниматься солист Вадик и автор Саша Козлов. А в песне «Истерика» планировалось, что снимусь как солист я и соавтор музыки Саша Козлов. Таким образом, каждый получался в клипе по два раза. Выходило недорого и никому не обидно. Спорить с планом никто не стал, и, помню, для одной поездки я даже дал Вадику поносить свою джинсовую рубашку.

Действительно, Козлов для того альбома написал очень много музыки – не только «Истерику» и «Нисхождение», но и «Вольно», и часть песни «Позорная звезда». Правда, принесенные Козловым мелодии по ходу работы очень здорово редактировались.

Вадим Самойлов: Меня, кстати, всегда удивляло Сашино умение мобильно относиться к собственному материалу. Потому что и я, и Глеб – мы оба достаточно агрессивно относимся к любым переделкам. А вот Саша в этом смысле был более дальновидный, более коммуникабельный.

Глеб Самойлов: Да. Саша был готов оставить только гармонию и мелодию, а аранжировка могла претерпеть любые изменения. Ну, до определенного предела, конечно. До тех пор, пока он не говорил: «Стоп! Это не моя песня!»

Вадим Самойлов: Просто с нами сложнее. Чем больше амбиций, тем меньше компромиссов. А вот когда человек сразу же идет на компромисс, то…

Глеб Самойлов: …то с ним не поспоришь.

Сами братья Самойловы спорили и изводили друг друга постоянно. Одной из немногих песен, которая появилась на свет относительно мирно, стала «Я буду там».

Глеб Самойлов: Время в студии уже заканчивалось, и в последний день я родил песню. Написал ее прямо с утра, но сперва не понял – хорошая она или плохая. Буквально на следующее утро я принес ее и вживую, сходу, спел ее Вадику и Саше. Спел и жду: что скажут? А они молчат. Мы вышли курить, я думаю: ну все! Провал!

Саша говорит:

– Ну что? Эту песню, наверное, последней поставим?

А Вадик отвечает:

– Да, конечно.

Так песня и родилась.

Вадим Самойлов: Да-да! Что-то такое помню.

Глеб Самойлов: Мы тогда все время друг друга мучили. Это было принципиально: если Вадик хотел сыграть соло, то мне было принципиально спеть.

Вадим Самойлов: Ну в принципе не зря мучились. Хорошо ведь получилось.

Чем ближе был конец работы над альбомом, тем меньше музыканты группы сомневались в его успехе. Авторы «Позорной звезды» были уверены, что новая пластинка не только вернет былую славу группе «Агата Кристи», но и впишет ее имя в российскую рок-историю.

Глеб Самойлов: К концу работы мы абсолютно четко понимали, что записали нетленку.

Вадим Самойлов: Да! Да! Так мы и думали! Умножить это на те амбиции, о которых мы уже рассказали…

Глеб Самойлов: Мы пребывали в состоянии, когда казалось, что все поставлено на карту.

Увы, в родном городе Екатеринбурге мало кто оценил их работу. Ситуация в стране не располагала к тому, чтобы просто слушать отечественную музыку. Музыкантам пришлось почти год ждать хоть какой-то реакции на новый материал.

Однако «Позорная звезда» все-таки обрела ценителей. Неожиданно хорошие новости пришли оттуда, откуда их не ждали. Альбом вдруг стал бешено популярен в Питере. Ленинградский рок-клуб давно закрылся, люди понемногу переставали верить в эту легенду, однако Петербург все еще оставался тем единственным городом, где ковались музыкальные репутации. Только оттуда к молодым рок-музыкантам и могло прийти подлинное признание.

Глеб Самойлов: В Екатеринбурге существовала какая-то инерция. Все считали, что «Агата» – это вчерашний день. Представляешь? Это тогда-то! Ладно бы сейчас…

Люди недоверчиво как бы относились ко второму рождению коллектива, а в Питере мы до этого были практически неизвестны. Никакой прежний шлейф за нами там не тянулся. И «Позорная звезда» там была воспринята как первый альбом никому не известных музыкантов. Там нас приняли безоговорочно.

Питерский успех группы заставил всколыхнуться и жителей Екатеринбурга. Именно после «Звезды» Настя Полева пригласила братьев Самойловых продюсировать свой альбом «Невеста», а Вячеслав Бутусов и Илья Кормильцев из группы «Наутилус Помпилиус» подрядили Вадима Самойлова поработать с ними над новым альбомом «Титаник».

Вадим Самойлов: Для нас этот год был примечателен еще и вот чем. Первые два альбома у нас ведь вышли на виниловых пластинках. Но к этому времени в Екатеринбурге уже появилась линия по производству компакт-дисков, одна из первых в стране. И после записи «Позорной звезды» к нам подкатил один гражданин, с целью выпуска нашего материала опять на виниле. Однако гражданину мы отказали и выпустили первую версию альбома «Позорная звезда» все-таки на CD. Сейчас это раритетное издание. Оформлено оно было так: белая страница с красными какими-то…

Глеб Самойлов: …очень лаконично было оформлено…

Вадим Самойлов: Там было написано название альбома «Позорная звезда» в красной траурной рамке… CD тогда еще вообще почти никто не выпускал.

Ну а дальше все шло уже почти само собой. На волне успеха альбома «Позорная звезда» на группу обратила внимание компания Росремстрой. Руководство компании предложило группе: хотите, мы будем вашими спонсорами? В итоге была предпринята беспрецедентная по своему размаху попытка совместного музыкального бизнеса.

Альбом расходился невиданными тиражами. Только-только появившиеся в России FM-радиостанции охотно играли хиты с этой пластинки в эфире. Телеканалы транслировали клипы, а музыканты не вылезали с гастролей. Очень быстро «Агата Кристи» стала частым гостем в Москве, а главное, дала большой концерт в самом пафосном зале столицы – ГЦКЗ «Россия».

Они вышли на сцену и триумфально отыграли, назло врагам, которые еще год назад не верили в то, что группа сможет снова возродиться к жизни.

Но ей это удалось.

Впереди у «Агаты Кристи» было пяти – и десятилетие, «Овация» в номинации «Лучшая рок-группа», выступление на фестивале в Монтре как признание статуса самого продаваемого в России исполнителя, а еще музыкантов поджидали очень трагические события – но это уже совсем другая история.

Почитать всё можно здесь


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *