Маленький Фриц: Рецензия (1991)

Когда доброго наивного героя Экзюпери мобилизует третий Рейх, и безжалостная национал-социалистическая идея, не без участия фантазии Глеба Самойлова, бросает его в пекло мирового пожара, он превращается в маленького Фрица. То, что по нему стреляют партизаны, с неба угрожает Покрышкин (“а это значит – алес капут”) и “его” вечность сгорит на огне”, в философском плане значит не меньше, чем страдания Вертера или повороты человеческих судеб в романах Ирвина Шоу и Ремарка. Маленький Фриц все так же неустанно ищет истину, как искал ее будучи Маленьким Принцем.

Смысл лежит гораздо глубже уровня, устанавливаемого самой едкой иронией и самым злым стебом. В тех глубинах царствует Ницше и экзистенциализм с определенной, конечно, поправкой на природу и экономику Урала.

Впрочем, все гораздо веселее и живее, чем аскетизм философских проблем. Альбом переполнен абсурдным гротеском, юмористическими иллюзиями и неожиданными контрастами. Поэтому “Последний подвиг Евы Браун”, не нашедший отражения в к/ф “Освобождение”, в варианте Глеба навевает воспоминания о шедевре русского застолья – “Ромашки спрятались”. Поэтому песня об обреченном на бесславный конец, сбитом немецком летчике стилизована под грустную мелодию Стинга, усиливающую драматический эффект.

В отличие от первого сольного альбома Маккартни, записанного 20 лет назад, работа Глеба лишена каких бы то ни было исполнительских огрехов, хотя все партии, как и Пол, он исполнил лично в перерывах работы “Агаты Кристи” над “Декадансом”. Защищая честь Маккартни, нужно отметить, что Пол в те годы не обладал набором сенквенсорно-компьютерной техники, имевшейся в распоряжении Глеба. Но сей факт нисколько не умоляет достижений последнего.

Используя до предела возможности электронных клавиш, он получил вполне оригинальный продукт, мелодический диапазон которого простирается от вагнеровских высот и психоэлектроники “Yello” до утонченности Стинга и вальсов композитора А. Петрова.

Так или иначе альбом получился очень симпатичным, достойным памяти фройндшафта Зигфрида и Садко. Есть опасность, что ревнители нашей нравственности увидят в “Маленьком фрице” апологию нацизма, как, скажем, увидели они ее в печально известной кинокартине “Площадь Сан-Бабила, 20 часов”. Тем, кто не понимает юмора, я напоминаю детскую считалку, аполитичную и деидеологизированную: “Два маленьких фашиста сидели на суку…” Неплохой эпиграф для этого альбома.

А.Коршун, “Рок-хроника” (Приложение к газете “На Смену!”) №3 1991 г.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *