СКАЗОЧНИК

      Рано  или  поздно, наверное, каждый  человек  задает  себе  вопрос: «И что дальше?»… Но  может  ли  кто-нибудь  с  уверенностью  ответить  на  него? Скорее  всего, не  многие…
      Вот  и  Женя  не  мог. Или  не  хотел. Или  не  мог  хотеть…Впрочем, это  не  важно, потому  как  мысли  его  сбивались, путались  в  самих  себе, а  мутное  от  алкоголя  сознание  расплывалось  и  терялось  на  границе  здравого  смысла  и  сумасшествия.
      Сегодня  же  у  всех  канун  нового  года. У  всех  вокруг. И  даже  у  него, у  Жени.
А  ведь,  когда  задумываешься  о  том, что  грядет  новый  год, то  сразу  начинаешь  предполагать, что  он  готовит, повезет  тебе  или  нет, и  чем  он  в  итоге  обернется.
Но  Женя  уже  почти  наверняка  решил,  чем  для  него  будет  новый  год. А  НИ  ЧЕМ! Не  будет  у  него  нового  года. Вообще. То  есть, сам  год  наступит, это  Жени  не  будет...
      А  где  он  будет? Да  нигде, наверное…
      «Интересно, что  для  каждого  человека  существует  свой  мир, а  ведь  он  умирает  вместе  с  человеком …А  что  же  будет,  если  все  вокруг  возьмут  и  умрут?… а  был  ли  мир?...никто  об  этом  не узнает…никогда…да  и  вопрос  этот  в  таком  случае  потеряет  весь  смысл.»
     Оторвавшись  от  своих  бестолковых  мыслей, Женя  поднял  голову, покоившуюся  до  этого  на  его  ладонях. На  кухонном  столе  лежали  три  белых  розы. Три  белых  подмерзших  розы, завернутые  в газету. Голова  гудела. Затуманенным  взором  Женя  глянул  в  телевизор, который  бесцельно  бубнил, создавая  ощущение, будто  вокруг  что-то  происходит. Женя  выключил  его  и  черный экран  стал  показывать  отражение  своего  владельца.
   Мысли  вновь  завертелись  в  воспаленном  сознании: « И  вот  что? Тридцать  лет, опухшая  небритая  физиономия, нечесаные, нестриженные волосы…Работы  нет, денег  нет, по  сути  своей. И  даже  снега  за  окном  нет! И  елки  с  новогодними  игрушками  нет. И  любимого  человека  рядом  нет. А  самое  страшное, что  нет  желания. Ничего  нет… Хотя  вот  есть  недопитая  бутылка  водки  на  столе, и в  холодильнике  есть  еще, и  не  одна…А  больше  ничего  нет. И  даже  умереть  желания  нет.
   Кстати, интересно, когда  нет  желания, то  наверное  можно  взять  вот  так  просто  и  умереть? Обычно, ведь, когда  чего-то  очень  страстно  желаешь, то  этого  все  нет  и  нет, а  как  перестаешь  в  этом  нуждаться – бац! – и  вот  оно! А  тебе  уже  и  не  очень  надо. Но  ты  берешь  все  равно – не  пропадать  же  добру!
   Вот  хочется  смерти, а  нет  ее. А  как  перехочется, так  небось  сразу  появится  и  будет  скрежетать  своей  ржавой   косой  по  твоей  душе… Но  сегодня  я  не  хочу  смерти, а  просто  возьму  и  умру  за  две минуты  до  нового  года. Или  нет, за  пять! И  вообще  ничего  не  будет. Хотя…то, что  я сочинил  и  написал, оно  возможно  останется. Но  уже  не  будет  мне  принадлежать, потому  что  не  будет  меня, а  НИЧТО  не  может  быть  автором  чего-либо. Поэтому  все  мои  стихи, песни  и  сказки  окажутся  сами  по  себе, никому  не  нужными… Интересно, а  то, что  уже  задумано, но  еще  не  написано, будет  существовать  или  нет?! И  будет-ли  кому-то  нужно  то, чего   еще  нет, но  оно  уже  как-бы  есть?! Или  все  существует  только  на  бумаге, а  то, что  не  записано  не  существует?
   А  если  бумага  и  слова  на  ней  сгорят  и  рассыпятся  в  прах? Неужели  не  станет  сразу  этих  сказок, стихов, песен?! Что  бы  было, если  б  вдруг, ну  вот  так  невероятно  и  неожиданно, взяли  и  исчезли, предположим, все, все  партитуры  и  все, все  записи, допустим, такого  великого  композитора, как  Бетховен? Нашелся  бы  человек, который  смог  бы  воссоздать  в  точности  до  ноты, в  точности  до  штриха  все  его  произведения? Ну, наверняка, какой-нибудь  дирижер  симфонического  оркестра  знает  до  нюанса  некогда  выученные  произведения, и  какой-нибудь  пианист  вспомнит  некоторые  сонаты…Но  остальное, мало  популярное, неужели  так  и  канет  в  бездну?...Ладно, предположим, если  музыку  так  или  иначе  исполняют, ежедневно  учат, переписывают  партитуры, то  как   быть  с  такими  великими  произведениями, как  «Война  и  мир»? Есть  ли  человек, который  знает  этот  роман  наизусть?! И  сможет  записать  заново? Ну  да, многие  расскажут  приблизительно  сюжет, но  в  состоянии  ли  будут  передать литературное  мастерство? То, как  было  подобрано  каждое  слово?
    А  сколько  легенд  и  сказок  не  дошло  до  нас?!  Ведь, когда  еще  не  было  письменности, люди  все  передавали  устно, но  если  умирал  последний, знавший  данную  легенду  или  сказку, не  успев  рассказать  следующему  поколению, она  так и  умирала  с  ним, с  рассказчиком…и, вобщем-то, не  понятно, есть  она  или  нет, да  и  была  ли? В  этом  весь  интерес! Есть  оно  или  нет… Бред, но  все  же, существует  ли  то, что  не  записано?...»
   Женя  закрыл  глаза, уронил  голову  на  руки  и  оперся  локтями  на  стол, но  стола  он  на  удивление  свое, не  почувствовал. Локти  его, да  и  он  сам, провалились  в  темноту. Женя  упал  на  что-то  твердое  и  холодное. Он  открыл  глаза. Вокруг  шел  снег. А  сам  он  лежал  на  мостовой, и  в  полной  тишине  с  неба  падали  снежинки.
   Женя  огляделся. Несомненно, это  не  было  похоже  на   его  кухню  в  однокомнатной  квартире.
   «Где  это  я?! Такого  не  может  быть, только, конечно, если  это  не  сон…Странный  сон», - подумал  Женя  и  поднялся  на  ноги. Было  прохладно. Вдоль  улицы  тянулись  невысокие  двух-трех  этажные  дома, внешне  напоминавшие   западноевропейские  постройки  конца  девятнадцатого  века. Ни  одно  окошко  не  светилось  в  этих  домах. Только  лишь  старинные  фонари  тускло  освещали  это  таинственное  тихое  место. Обернувшись  влево, Женя  увидел  напротив  себя, невдалеке,  дом. Он  разительно  отличался  от  остальных  тем, что  там, в  одном  лишь  окошке, горел  приглушенный  свет. И  оттуда  лились  знакомые  звуки. Это  была  какая-то  старая  запись  увертюры  к опере  Вагнера  «Тангейзер». Женя  хорошо  помнил  это  произведение. Умиротворенные  звуки  первых  строк  увертюры  очень  хорошо  сочетались  с  мерным  падением  больших  хлопьев  снега.
   Сам  не  зная  зачем, Женя  направился  в  этот  дом. Чем  ближе  он  подходил, тем    яснее  слышал  он  увертюру. Вот  уже  пошло  музыкальное  развитие, все  быстрее  и  ярче  звучал  сюжет  этого  произведения. Женю  тянуло  на  эти  звуки,  они  обволакивали  его  изнутри, унося  в  мир  удовольствий. Когда  он  открыл  входную  дверь, увертюра  достигла  своей  кульминации. Зайдя  в  холл, Женя  поднялся  по  невысокой   лестнице  и  оказался  на  пороге  комнаты, дверь  в  которую  была  слегка  приоткрыта. Несомненно, музыка  доносилась  именно  оттуда. Немного  постояв  в  некотором  замешательстве, молодой  человек  все-таки  решился  и  распахнул  дверь.
   Когда  Женя  вошел, увертюра  как  раз  подошла  к  концу, и  звуки  начальной  темы  заструились  снова, принося  с  собой  умиротворение, спокойствие  и  в  то  же  время  слегка  трагическую  торжественность. В  комнате  было  тихо  и  тепло. Свет  исходил  от  старинного  камина, в  котором  потрескивали  и  шипели  дрова. Рядом  с  камином  стояла  большая, нарядная  настоящая  новогодняя  елка. А  за  окнами  шел  снег.
 -  Ну, здравствуй, Женя. Молодец, что  пришел.
Женя  резко  обернулся  и  увидел  в  темном  углу  возле  окна  кресло, в  котором  сидел  человек. В  лучших  традициях  всяких  мрачных  сказок  лицо  его  скрывал  темный  капюшон.
 -  Здравствуйте, - промямлил  Женя,- Поскольку  только  у  вас  я  заметил  свет, то  взял  на  себя  смелость  зайти  в  этот  дом…Тем  более, что  я  сплю, как  мне  кажется…это  мой  сон…
 -  Ты  все  правильно  сделал. Но  должен  тебя  разочаровать, это  не  твой  сон, да  и  не  сон  вовсе, - ответил  господин  в  капюшоне, имя  которого  сулило  остаться  в  неизвестности, так  как  он  похоже  вовсе  и  не  собирался  представиться, - Ты  уж  извини, но  я  в  курсе  твоих  мыслей.
 -  Каких  мыслей?
 - Ну, как  же, - улыбнулся  этот  господин, - Тебе  же  было  очень  интересно  узнать, существуют  ли  не  записанные  на  бумагу, но  уже  придуманные  сочинения.
 - Ах  да, верно…но… - Женя  был  в  полном  недоумении, да  и  вообще  с  трудом  понимал, что  происходит.
 - Я  решил  сделать  тебе  новогодний  подарок. Посмотри  вокруг!
 Женя  огляделся  по  сторонам  и  заметил, что  все  стены  от  пола  до  потолка  уставлены  книжными  полками. Книги  на  них  были  так  плотно  набиты, что  казалось  им  тесно.
 - Это  ненаписанные  и  недописанные произведения, которые  были  сочинены  кем-либо  и  когда-либо, - пояснил  таинственный  хозяин  всего этого, довольно  ухмыляясь, - И  это, конечно, не  все. Здесь  только  часть, но  я  думаю, что  тебе  хватит…Хотя, если  захочешь, я  отведу  тебя  в  библиотеку.
 - Это  правда?! Все  эти  книги  не  написаны?! Их  нет  на  бумаге?! – Женя  был словно  в  тумане  от  переполнявшего  его  восторга.
 - Ну, как  видишь, здесь  у  меня  оно  все  записано  на  бумагу. Но  в  твоем  мире, конечно, нет. Бумага, которую  ты  видишь - всего  лишь  наваждение, которое  существует  специально  для  тебя. Я  подумал, тебе  будет  так  проще, - господин  в  капюшоне  встал  и  направился  к  двери, - Оставляю  тебя  здесь. Бери  любую  и  читай.
   Женя  нерешительно  поглядел  на  книги .
 - Бери, бери! – рассмеялся  их  хозяин, - они  не  растают  от  твоего  прикосновения.
 - И  что, здесь  есть  и  мои  творения?
 - Да, конечно. Кажется  вон  та  синяя  книжечка  слева  на  второй  полке  снизу. Ничего,  гениального, на  мой  взгляд, но, я  не  буду  критиковать, ты  здесь  не  для  этого. Читай  все, что  захочешь, я  знаю, тебе  интересно, - этот  таинственный  человек  улыбнулся  и  вышел  из  комнаты.
   Да. Жене  было  очень, очень  интересно  прочитать  то, что  никто  никогда  не  записывал. Получается, что  все  это  существует. А  если  верить  этому, с  позволения  сказать, сказочнику, то  здесь  собраны  и  те  произведения, авторы  которых  давно  уже  мертвы.
   Женя  подошел  к  стелажам  и  взял  первую  попавшуюся  книгу…а  потом  следующую…
Он  читал  и  читал. Сколько  времени  прошло  неизвестно. Казалось, давно  должно  наступить  утро, но  за  окном  по  прежнему  было  темно  и  падал  снег . Камин  горел, даря  тепло  и  свет, хотя  никто  не  подбрасывал  дров. Жене  не  хотелось  ни  есть, ни  пить, ни  спать. Казалось, что  каждое  предложение  утоляет  жажду, голод  и  усталость. Столько  он  не  читал  никогда, хотя  не  прочел  еще  и  трети  того, что  здесь  было.
   Наконец, дверь  в  комнату  открылась, и  вошел  хозяин, сказочник, так  сказать. В  руках  у  него  была  небольшая  белая  книжечка  в  свежем  переплете.
 - Я  смотрю, ты  даром  время  не  терял. Хотя  тут  слово  «время»  звучит  несколько  неуместно.
Женя  оторвался  от  очередной  книги:
 - Здесь  столько  всего  интересного! И  даже  гениального. Но  как  же  такое  может  быть?! Оно  же  не  существует! Никто  не  знает  всех  этих  произведений! Это  не  справедливо.
 - Ты  говоришь  глупости. Мне  показалось, что  ты  умнее, - губы  сказочника  недовольно  скривились, - Все  это  существует! Ты  же  сам  только  что  читал. А  я  занимаюсь  как  раз  тем,  что  собираю  ненаписанные  сочинения.
 - Но  этого  нет  у  нас,  в  моем  мире, - объяснил  Женя  свои  слова.
 - Знаешь, достаточно  того, что  оно  есть  здесь… Ладно, надеюсь, я  удовлетворил  твое  любопытство. А  теперь  я  открою  тебе, как  существуют  все  эти  произведения, - сказочник  выдержал  паузу, - Каждые  двенадцать  лет, я  должен  забирать  чью-то  жизнь. Ну, а  поскольку  ты  решил  умереть  этой  новогодней  ночью, я  выбрал  тебя. Но  ты  не  думай, я  насильно  никого  не  убиваю. Просто  забираю  силу  того  человека, который  решил  умереть. Так  что  я  тебя  сейчас  убью  и  допишу, наконец, эту  книгу, - так  вот  просто  сказал  сказочник  и  похлопал  пальцами  по  белой  книжице  в  своих  руках.
   Женя  стоял  раскрыв  рот  и  не  знал, что  сказать.
 - Я  не  хочу, - промямлил  он, в  конце  концов.
 - Ну, знаешь  ли! Пусть  твоя  жизнь  хоть  как-то  достойно  закончится! Я  расскажу  тебе  сказку, которая  записана  в  этой  книге: « Жил-был  человек. Очень  талантливый, кстати  сказать. В  детстве  у  него  было  все, что  нужно  ребенку  для  полноценного  развития. Родители  его  любили, и, будучи  образованными  и  интелегентными  людьми, постарались  дать  своему  сыну  все, чтобы  он  добился  в  жизни  успеха. Он  получил  музыкальное  образование, стал  сочинять  песни. Так  же  он  писал  и  сказки. Сначала  детские, а  потом  и  посерьезнее. Будучи  молодым  человеком, он  со  своими  друзьями  организовал  музыкальную  группу. Песни  его  были  популярны  среди  друзей  и  одноклассников. В  будущем, как  это  часто  бывает, он  и  его  группа  собирались  прославиться  на  весь  мир. Вскоре  они  заключили  с  продюсером  контракт, но  одна  неудачная  сора  перевернула  все. Злой  дядя  продюсер  отобрал  у  нашего  мальчика  все  права  на  песни, а  его  самого  выгнал  из  группы. Герой  нашей  сказки  очень  тяжело  переживал  это. Он  разругался  со  своей  девушкой, которую  любил  и, кстати, до  сих  пор  любит. Он  замкнулся  в  себе, перестал  трудиться, начал  выпивать… И  в  один  прекрасный  день  тридцать  первого  декабря, он  проснувшись, вдруг, понял, что  ничего  нет  вокруг  него. Ни  друзей, ни  работы, ни  любимой  девушки…»
 - Это  сказка  про  меня? – перебил  Женя. А  рассказчик  продолжил: «…И  вот, тридцать  первого  декабря, этот  мальчик, тридцати  лет, решил  попытать  счастье  напоследок… Он  выпил  для  храбрости, купил  букет  роз  и  отправился  к  своей  бывшей  девушке…»
   На  Женю  нахлынули  воспоминания  минувшего  дня. Это  все  было  правдой. Он  и  впрямь  выпил  немного  для  храбрости, купил  три  белых  розы  и  решил  пойти  к  Кире. Он  давно  уже  не  видел  ее  и  не  звонил. Он  никак  не  мог  заставить  себя  попросить  у  нее  прощения, ведь  так  обидеть  человека…надо  быть  редкой  скотиной. Он  прекрасно  понимал, что  она  не  вернется  к  нему. И  что  уже  наверняка  разлюбила  окончательно. Но  все  же  надо, чтобы  она  простила  его.
   Женя  пришел  к  ее  дому,  когда  вечерние  сумерки  начинали  окутывать  город, который  готовился  к  встрече  нового  года. Женя  глянул  наверх. В  Кириных  окнах  горел  свет. Значит  она  дома. Ну  да, а  где  же  ей  быть  вечером, в  канун  праздника. Впрочем…
   Бросив  недокуренную  сигарету  на  обледенелый  асфальт, Женя  зашел  в  подъезд. Поднявшись  на  пятый  этаж, он  остановился  возле  двери  той  девушки, о  которой  не  забывал  ни  дня. Это  было  очень  тяжело  и  страшно. Женя  боялся  увидеть  Киру  и  задохнуться  от  переполнявших  чувств. Он  знал, что  они  вспыхнут  и  сожгут  все  его  слова, которые  он  так  тщательно  подбирал.
   Так  оно  и  вышло. Как  только  он  нажал  звонок, его  начала  пробирать  нервная  дрожь. А  когда  дверь  открылась, и  он  увидел  Киру, то  всего  его  насквозь пробил  жар.
   Кира  мгновение  смотрела  на  Женю, а  потом  вышла  из  квартиры  и  закрыла  за  собой  дверь.
 - Женя… - удивленно  моргая, сказала  она. Все  те  же  короткие  светлые  волосы  завитками, те  же  теплые  голубые  глаза. Он  бы  отдал  сейчас  все  за  ее  улыбку. Но  губы  ее  странно  подрагивали.
 - Я… - вымолвил  Женя, - Мне  очень  надо  поговорить.
 - Поговорим, - Кивнула  Кира  и  поднялась  по  лестнице  к  окну  между  этажами. Женя  последовал  за  ней. Когда  они  встали  у  подоконника, наступило  молчание. Женя  достал  сигарету  и  закурил.
 - Дай  и  мне, - попросила  Кира. Он  протянул  ей  пачку  дрожащими  пальцами. И  вскоре  серый  дым  сигарет  закрутился  двумя  струйками, устремившимися  вверх. Они  цеплялись  своими  завитками  друг  за  друга  и  таяли.
   Дверь  Кириной  Квартиры  открылась,  выглянул  молодой  человек:
 - Кир, ну  ты  где?!  Мы  тебя  потеряли.
 - Я  сейчас. Готовьте  салаты. Я  скоро приду, - отозвалась  она. Парень  скрылся  в  квартире. Снова  наступила  тишина. Женя  смотрел  в  окно, сумерки  сгущались. Детвора  бегала  по  оледенелому  двору. Где-то  слышался  грохот  петард,    запущенных  теми,  кто  уже  начал  отмечать. Все  ожидали  нового  года  и  надеялись, что, наконец, выпадет  снег, которого  так  не  хватало  в  холодном  воздухе  вечера.
 - Я  пришел, чтобы  попросить  прощения, - Женя  заговорил. Эти  слова  дались  ему  с  трудом, - прости  меня  за  все. Я  знаю, что  мои  слова  звучат  банально. Мне нет  прощения. Я  был  уродом  и  эгоистом. Но  я  хочу, чтобы  ты  знала, как  мне  было  больно  все  это  время  жить  и  понимать, что  ты  ненавидишь  меня.
 - Я  давно  тебя  простила, Женя, - тихо  отозвалась  Кира, - Я  понимаю  состояние, в  котором  ты  прибывал  тогда. У  меня  нет  и  не  было  ненависти  к  тебе.
 - Ты  правда простила? – Женя  недоверчиво  глянул  на  нее.
 - Да.
   Посмотрев  на  темнеющее  за  окном  небо,  он  сказал   то, чего  больше  всего  на  свете  не  хотел  сказать, но  что  так  мечтал  произнести:
 - Я  бы  все  отдал  сейчас, чтобы  все  вернуть…чтобы  тебя  вернуть.
   Кира  опустила  взгляд  и  ответила:
 - Не надо. Мне  пора.
   Кира  ушла. Дверь  закрылась  за  ней. А  Женя  побрел  прочь  с  газетным  свертком, в  котором  лежали  так  и  не  подаренные  розы. Он  принес  их  домой  и  положил  на  стол…

 - Ну, так  вот, - голос  сказочника  вернул  Женю  из  воспоминаний, - И  наш  герой  решил  умереть. А  один  волше6ник  подумал, мол, зачем  добру  пропадать?! И  решил  использовать  эту  жизнь  в  своих  целях. Так  что, Женя, сейчас  ты  будешь  умирать. Что  предпочитаешь? Есть  варианты! Можно  испить  отравленный  напиток, можно  открыть  дверь, шагнуть  в  бездну  и  раствориться  в  ней…
 - Я  не  собираюсь  умирать! – выкрикнул  Женя  и  набросился  на  сказочника, вцепившись  ему  в  горло  руками  и  пытаясь  удушить, - верни  меня  назад!
 - Женя, Женя  не  делай  глупостей! Если  ты  меня убьешь, то  сам  займешь  мое  место! – прохрипел  сказочник.
 - Я  не  понимаю, зачем  ты  дал  мне  все  это  прочитать, а  теперь  хочешь  отнять  мою  жизнь?! – Женя  и  не  думал  отпускать  своего  мучителя.
 - Хорошо, я  отправлю  тебя  обратно, но  при  условии, что  ты  запишешь  все, что  успел  прочесть, а  потом  я  снова  встречусь  с  тобой  и  дам  новую  партию. Да  отпусти  же  меня!
   Женя  разжал  руки  и  буквально  оттолкнул  от  себя  сказочника. Тот  поправил  свой  капюшон  и  продолжил:
 - Я  тебе  уже  объяснял, что  эти  произведения  исчезнут, если  их  не  подпитывать  жизнью. Но  они  не  умрут, если  ты  их  запишешь, там  в  своем  мире.
 - Я  согласен, - кивнул  Женя, - Я  даже  сделаю  это  с  удовольствием.
  Сказочник  взял  его  под  руку  и  усадил  за  стол. Он  положил  перед  ним  чистый  лист  бумаги  и  вручил  чернильное  перо:
 - Пиши: « Я  обязуюсь…
                    Выполнять…
                    Это  соглашение…,
                    Которое  обеспечивает  мою  жизнь…
                    Обязуюсь  поддерживать…
                    Существование  этих  произведений…
                    И  вкладывать  в  них  все  свои  чувства»
   А  теперь  распишись.

   Женя  расписался, а  сказочник  добавил:
 - Чтобы  была  гарантия  нужна  капля  твоей  крови.
   Он  протянул  Жене  булавку, тот  уколол  свой  большой  палец  левой  руки. Алая  бусинка  крови  выступила  на  подушечке  и  тут  же  оказалась  припечатанной  к  бумаге. Сказочник  снял  перстень  с  руки  и, обмакнув  его  в  чернила, поставил  печать  с  причудливыми  узорами.
 - Все, -промолвил  он, - Договор  скреплен.
    В  этот  момент  перед  глазами  у  Жени  все  замелькало  и  замаячило, он  зажмурился, а  когда  снова  открыл  глаза  и  вскочил  на  ноги, то  обнаружил  себя  на  своей  кухне. Он  глянул  на  часы. Те  показывали  без  одной  минуты  полночь. И  как   только  Женя  пришел  в  себя, а  стрелки  часов  показали  двенадцать  ночи, он  тут  же  сел  за  свой  старенький  компьютер  и  принялся  писать  все  то, что  прочитал  там,  у  сказочника. Он  помнил  каждое  слово.
   Женя  печатал  до  самого  утра  и  лег  вздремнуть, только  когда  начало  светать. Он  так  устал, что  даже  не  разделся.
   Разбудил  Женю  дверной  звонок. Встав  с  кровати, Женя пошел  открывать. И  когда  он  отворил  дверь, то  замер  в  оцепенении.
   Это  была  Кира.
 - Привет, - тихо  сказала  она  и  зашла  в  квартиру. Ни  слова  ни  говоря, Женя  заключил  ее  в  свои  объятия. К  глазам  подступали  слезы, а  в  горле  стоял  комок.
 - Я  очень  скучала  по  тебе, - вымолвила  девушка.
 - Я  больше  никогда  не  предам  тебя. Ты  мне  очень, очень  дорога, - Женя  крепко  сжимал  Киру  в  своих  объятиях.
    А  потом  он  читал  ей  те  произведения, которые  успел  записать.
 - Это  ты  сочинил? – спросила  Кира.
 - Мне  это  приснилось.
  
   Так  прошла  неделя. Женя  целыми  днями  записывал  то, что  прочел  там,  у  сказочника. А  по  вечерам  он  зачитывал  это  Кире. И  вот  ровно  на  седьмой  день, а  вернее  на  седьмую  ночь, с  той  ночи, когда  он  был  в  гостях  у   сказочника, Женя  дописал  последнее  слово. Он  выключил  компьютер. Кира  уже  спала. Он  полюбовался  на  нее, на  свою  любимую, которая  была  ему  всем  самым  дорогим  на  свете, и  лег  рядом  с  ней.  Прижавшись  к  ее  нежному  теплому  телу, он  закрыл  глаза, чувствуя  себя  счастливым. Наконец-то.
   Женя  провалился  в  сон, но  оказался  в  той  самой  комнате  у  сказочника.
 - Здравствуй, Женя, - сказочник  встал  со  своего  кресла, - Молодец, ты  написал  все, что  прочел. Теперь  следует  выдать  тебе  новую  партию. Но  мне  кое-что  не  нравиться,- сказочник  замолчал, скорчив  расстроенную  гримасу, и  продолжил, - Знаешь  ли  ты  что  такое  Любовь?... Знаешь. Ведь  Кира  вернулась  к  тебе. Теперь  ты  счастлив…Но  вот  беда! Мне  кажется, что  ты  слишком  счастлив. И  придется  мне  убить  твою  любовь…
 - В  смысле? Зачем?! – Женя  не  вполне  понимал  сказочника.
 - Ну, как  же, в  нашем  с  тобой  договоре  написано, что  ты  обязуешься  вкладывать  все  свои  чувства. А  мне  кажется, что  последнее время  ты  слишком  счастлив. Не  хватает  страданий, понимаешь?
 - И  как  же  ты  убьешь  мою  любовь?.... – и  тут  до  Жени  дошло, - Ты  собираешься  убить  Киру?!
 - Мне  уже  нравятся  твои  чувства, - с ухмылкой  ответил  сказочник, -Да, мой  мальчик. Творения  требуют  жертв.
   Внутри  у  Жени  все  вскипало. Ненависть, негодование, отвращение  к  этому  существу  душили  его.
 - Не  будет  этого! – выкрикнул  Женя  и  толкнул  своего  врага  прямо  в  пылающий  камин.
 - Глупец! – прокричал  сказочник, но  было  уже  поздно. Он  вспыхнул  и  исчез. Все  произошло  быстро. Только  белая  книжка  в  свежем  переплете  осталась  лежать  на  полу.
   Женя  кинулся  к  ней, поднял, открыл  и  понял, что  теперь  сам  он  стал  этим  существом, сказочником. Боль  сжала  его  сердце.
   Но  Женя  ни  секунды  не  сомневался  в  том, что  сделал  правильный  выбор.
                     
                                       Эпилог:

                              Ни  явно, ни  зримо, не  слыхано,
                             В  подсознанье  поглубже  запихано.
                            Ни  мертвое, ни  живое
                           Не  говорящее, ни  немое

                          Родилось  из  кусочков  разного,
                        Ни  красивого, ни  безобразного.
                       Ни  доброго, ни  злого
                      Не  старо  и  не  ново

                     С  каждым  днем  свежих  сил  набирается,
                    Из  подсознания  вырывается.
                   Вылезает, показывается, 
                   Живым  оказывается.
            
                 То  мое  сочинение  вымученное,
                 Не  записанное, но  выученное.
                На  бумагу  чистую  просится,
               Символами  наносится…


4 thoughts on “СКАЗОЧНИК”

  1. Современная реальность в переплетении с фантастикой, как и в Проводнике Ильи Чёрта. Ещё Писатель Гудвин КиШа напоминает. Очень здорово!

  2. Мрачноватое у Вас творчество. Но мне понравилось: читается с интересом.)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *