“14 июля”

ВЕРТИНСКИЙ “14 июля”

Минимальный ликбез – просто на всякий случай.
Во Франции в восемнадцатом веке случилась революция.

14 июля – день взятия Бастилии, крепости-тюрьмы, народом.

Вики: Взятие Бастилии
Лурк: Великая французская революция

Текст песни написан Максимиллианом Волошиным, одним из ярчайших представителей и творцов Серебряного века, вот так выглядят последние строчки оригинала: Не в духе лег. Не спал. И записал в журнале: 
«Четыр-надца-того и-юля. Ни-чего». 

Обе части текста равны по объёму, в первой, которую исполняет Александр Ф. Скляр, описываются грандиозные события, движения народных масс, ветер истории, дующий над Европой, а во второй – будничный скучноватый день героя Глеба – короля, изображённого одиноким несчастным человечком, обречённым на гибель, не понимающим, что время его жизни уже окончено и не умеющим даже проанализировать события . Контраст частей текста подчёркивает музыка, как бы едва-едва звучащая в его монологе, в отличие от первой части песни, где она гремела, усиливая эффект присутствия, контрастируют также пафос первой части и мелочность переживаний во второй, и ещё есть контраст короля, его статуса и качеств его личности. 

Глеб тут снова блистает в качестве актёра, играет голосом и интонациями. Король в его исполнении – маленький, пришибленный, растерянный, чуть ли не слабоумный, живущий словно бы в совсем другом мире, не в том, где творится революция в Париже (или пытающимся спрятаться от неё, словно страус, в ежедневной рутине?), он даже, кажется, не пытается понять что творится – а, может быть, у него нет сил этого понимать, тк он чувствует приближающуюся гибель? Когда он возмущённо-обиженно восклицает: “К чему? Из-за чего?!”, вспоминается “Нечестно всё, нечестно!” с “Резни”. Но текст далее ироничен – и Глеб ещё добавляет своей убийственной иронии к иронии Волошина и Вертинского. В этом мире жалости не место, да она всё равно была бы бесполезна. 

Что ещё интересно в этой песне – она перекликается с двумя другими. Первая – это, конечно, “Баллада о короле” Вертинского, с этого же проекта, а вторая – “Субкоманданте”, так как: “Когда полагавший, что в Париже все спокойно, Людовик XVI услышал о случившемся, он обратился к одному из своих советников с вопросом: что это, беспорядки или очередной бунт. «Нет, сир, — ответил ему чиновник, — это революция».” 

“Вот кто бы точно был рок-артистом — это Александр Вертинский. Он и был в принципе первым рок-артистом, у которого песни связаны с определенным сценическим имиджем, жестами. 

— Скорее его назовешь предтечей авторской песни. 

— Ну нет, в авторской песне не выходят на сцену накрашенными и в костюме черного Пьеро. Там нет и таких сложных по форме песен, как у него. Возьмите «14 июля», где все на контрастах. Он первый начал петь современную на тот момент поэзию, а не просто романсы. Не говоря уж, что дружил с Маяковским в те времена, когда начиналось футуристическое движение. Так что это все близко к нам…” 

Из большого интервью с Глебом

Видео почему-то найти не удалось, так что только аудио. 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *