13 вопросов Глебу Самойлову

19.03.2019, Тюмень

72.ru

19 марта, в Тюмени выступил легенда российского рока Глеб Самойлов вместе с группой The Matrixx. Тюменских поклонников они порадуют не только новыми песнями, но и любимыми композициями группы «Агата Кристи». В наш город Глеб Самойлов приехал за несколько дней до концерта, чтобы отрепетировать выступление с симфоническим оркестром.

В перерывах между репетициями Глеб Самойлов побывал в редакции 72.RU, чтобы пообщаться с нашими читателями и ответить на интересующие их вопросы. Легенда русского рока был в отличном настроении и много шутил. Перед началом интервью он сообщил о фанатке, которая преследует их из города в город, поэтому не рассказал, в какой гостинице он поселился. Зато ему понравилась тюменская погода. Вероятно, она и определила настроение музыканта. 13 вопросов Глебу Самойлову и ответы на них — ниже.

— Почему вы приехали в Тюмень с симфоническим оркестром? Это новая тенденция в роке?

— Поскольку мы такие концерты дали в Москве и Питере в своё время, поэтому такая программа у нас открылась. Некоторые организаторы хотят приглашать нас только в таком качестве. Тюмень вошла в список городов, где организаторы берутся оплатить оркестр. Это не мы специально выбираем. Выступления с оркестром начались ещё в мохнатые года с Deep Purple и The Beatles. Конечно, они первые начали это.

— Вы на сцене с 1988 года. Как получается быть все эти годы на бодряке и чтобы музыка не надоедала?

—Я бы не сказал, что эти годы прошли на бодряке. Музыка — единственное, что остается со мной. Могут меняться семейные обстоятельства, друзья появляться и расставаться, но музыка всегда рядом. В принципе, это единственное, что я умею делать. Я ничему не учился больше.

— Спустя столько лет ваши ощущения перед выступлением меняются?

— Чувства разные бывают. На сцене я не сразу вхожу в раж. Тем не менее чем мне нравится группа The Matrixx — я чувствую себя в своей тарелке. С первого концерта, который был почти 9 лет назад (20 апреля 2010 года в Ижевске. — Прим. ред.) Одно дело репетировать, а другое дело — выйти на концерт. Тогда публика не знала ни одной нашей песни. Я тогда почувствовал — да, себя нашел наконец-то.

— У вас последний альбом «Здравствуйте» выходил в 2017 году. Работа над новым ведется?

— Я насильно себя ничего не заставляю делать. Вот когда родится, тогда и родится.

— Вы следили за новостями о том, что в прошлом году были гонения на рэперов и других музыкантов, как отменяли их концерты и арестовывали?

— Сначала была надежда на рокеров — что они не дадут «оранжевой революции» случиться. Потом на рэперов. Потом поняли, что революции всё равно не будет, поэтому решили тех и других по делу и не по делу гнобить. Это нормально. Будет ещё хуже, не волнуйтесь.

— Были ли опасения, что и до вас доберутся?

— Я не настолько знаковая фигура. Не настолько узнаваемая, чтобы надо мной устраивать показательный процесс.

— В прошлом году был скандал на «Нашествии». Там некоторые исполнители отказались выступать из-за того, что Минобороны участвовало в фестивале. Как вы относитесь к этому?

— Мы выступали на малой сцене. Там танки не ездили. Я плохо отношусь к тому, что наша война всё больше и больше входит в нашу жизнь, тому, что нас готовят к войне конкретно. Это никак не радует совсем. Война — это деньги. Современный мир не знает войн за справедливость.

— Немного о творчестве. Как происходит рождение песни? Этот процесс вымученный или нет?

— Бывает такое. Бывало раньше ощущение, что хочу очень-очень написать песню. Хочу песню именно. Сейчас я занимаюсь разными вещами: музыкой, песнями, шумами. Не знаю, у меня ощущение, что много слишком написал.

— Чувство, что исписались?

— Альбом «Здравствуй» в принципе подвел такую определенную черту, ради чего я пускался в одиночное плавание. Там есть закольцованность моей жизни.

— Вам не очень нравится выступать перед огромной публикой? Вы ещё же проводите творческие вечера временами?

— Да, я люблю, когда мне видно людей, которым я пою, когда могу с ними взглядом перекинуться, общаться, сказать что-то конкретно. Творческие вечера — очень нелюбимый мой формат. Был вынужден так проводить. Был такой просадный период. Было много таких просадных периодов. В «Агате» было таких не меньше, когда я наскребал мелочь, чтобы «Доширак» купить. Вообще, прощальный тур «Агаты Кристи» «Эпилог» собирал стадионы только в Москве и Питере по большому счету, а когда ездили по России, бывало, что человек 500 пришло на концерт или меньше. Поэтому мифы о гиперпопулярности «Агаты Кристи» и о бешеных гонорарах — чушь собачья.

— Вам нравится, когда просят взять автограф?

— Не очень! Я считаю, что я хотел отдать людям, то отдал. Говорят, что на концерте ты черпаешь энергию из зала. Я после концерта с языком на бок. Не из-за того, что на шпагат сажусь в прыжке, а из-за того, что эмоционально выматывает. Люди заходят после концерта — радостные, веселые, активные. Получается, что они получают больше, чем я.

— Вы к какому региону себя относите, так как родились в Свердловской области…

— А каждое лето проводил в Тюменской области. Там на границе есть деревня Кармак. Там жила наша бабушка — папина мама. Меня туда до школы, до семи лет, отправляли каждое лето.

— Получается, чисто технически вы — тюменец?

— Получается, что да. Да и Кармак технически Тюменская область. Помню, в конце девяностых проезжали Белоярку в сторону Тюмени. Тут поворот на Кармак. Остановились, и я пошел. Тогда ещё расцвет рейва был, а я — толстый парень в красных штанах. Тогда ещё ботинки были с железным набалдашником и майка Diesel в разводах. Ещё женщина вышла: «Откуда будете?» Я ей объяснил. Она такая: «А вы местный!» А я говорю, что да.

Смотреть Полное интервью с Глебом Самойловым ВКонтакте

или

Глеб Самойлов (The MATRIXX ex-Агаты Кристи) в гостях у 72 ru – Тюмень (стрим 18.03.2019)

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *