Звукорежиссер «Агаты Кристи» об отношениях с творчеством Самойловых и потерянных песнях

Читатели RS не только анализируют творчество любимых музыкантов, но и берут интервью. Ниже мы предлагаем разговор со звукорежиссером «Агаты Кристи» Олегом Зуевым, который откровенно рассказал о своем участии в работах эксцентричного коллектива, который обычно вспоминают в связи с братьями Самойловыми.

Олег, расскажите как вы познакомились с «Агатой Кристи», как началось ваше сотрудничество и сколько оно продолжалось?

С творчеством «Агаты» я познакомился на компакт кассете, которую мне по-пиратски записал звукорежиссер студии «НП», в то время, когда я и сам записывал свой третий альбом. А аранжировщиком у меня работал Александр Константинович! Это был альбом «Позорная Звезда» — жутко мне понравилось. Почему? Не знаю: химия какая-то творческая, ну или наваждение. А! Волшебство! И позже, когда я сам работал уже на этой студии, Вадим продюсировал группу «Империя» и ему понравилась моя работа, работа ассистента. И через какое-то время от него мной было получено приглашение «порулить» «Агату» на живых концертах.

Над какими альбомами «Агаты Кристи» вы работали?

С «Урагана» и по «Майн Кайф?».

Где происходила работа, на каком оборудовании, какие программы вы использовали?

Началось все с «Олимпик Рекордз» (24-канальный магнитофон), потом плавно переползли на цифру. Но это уже на моей студии — коллективу понравилось звучание последнего альбома группы «Империя». И вот! Оборудование только профессиональное (очень много, если все вспомнить только по названиям, будет мануал на 20 страниц. Проще сказать, что мы не использовали. Программы (основные): Cakewalk 3.0, 4.0, 5.0, 6.0, 7.0, восьмерка пролетела незаметно, 9.0, Cubase 32, Cubase 4, Cubase SX1, SX2.

Как шла работа над материалом? Какая роль была у каждого в студии?

Парни по отдельности приходили на студию и писали демо, то есть все композиторы, все поэты. Потом собиралось большое жюри (все вместе) и отсеивалось то, что кому-то не нравилось. Это не значит, что песенка плоха, а просто не к месту, поэтому иногда в альбом входили песни, написанные к предыдущим альбомам или вообще детское творчество. А по звуку было просто — я подготавливал предварительное сведение, выполняя или возражая против каких-либо пожеланий авторов, потом приходил Вадим и все вместе сводили все это дело в микс. То есть мастер-шеф был он.

Какие были сложности при записи? Какие проблемы вам приходилось решать? Какие решения вы придумывали, чтобы добиться идеального звука?

Вот никогда не стремились к идеальному звуку. Его нет. Да и быть не может. Искусство субъективно. Нравится — слушаю, не нравится — не слушаю. Мы стремились к тому, чтобы выжать из аппаратуры максимум необходимого звучания и если не получалось, то меняли либо аппарат, либо условия представления материала. Но это тоже химия, творческая. Поверьте, проблем была масса. На альбоме «Чудеса», я например, весело бегал по студии в Горках на костылях, и с гипсом, что вызывало массу комичных ситуаций (если со стороны посмотреть), — то не успел добежать до компьютера, то до студии не успел. Синтезатор сломался — сами чинили. А крики соседей, когда записывали гитару в комбик.

Громко было, но иначе нельзя! Долго не могли разобраться с перегрузочной способностью современных аудио карт — перегружали, как хотели, а ограничения так и не было (потом-то разобрались, что именно такое сочетание софта и харда в компании «12tone corporation», было рекомендовано для работы в рок-группах). А если честно, то все ошибки — от собственной невнимательности, — сигнал пропал, значит, что-то не включили и так далее.

Ориентировались ли вы при записи альбомов на какое-то конкретное звучание? Может быть, на какую-либо западную группу? Почему «Агата Кристи» предпочитала программируемые ударные?

Ну притча во языцех, что Агата — это, такая российская The Cure. Видимо потому, что Глеб был столь же кудряв и длинноволос… При построении звука «Агаты» коллектив ориентировался только на звучание одной группы! Это группа называется «Агата Кристи». Это не рисовка, поверьте мне. Почему программируемые ударные? Этот вопрос я задал клавишнику Козлову. «Такая наша творческая морда (лицо)!»,- был ответ. Ну а если серьезно, то я так понимаю, что всем им (авторам) нужен был полный контроль над созданием музыки.

Какой альбом «Агаты» вам запомнился больше всего и чем? Какой вы можете назвать своим любимым?

«Позорная Звезда». Первый альбом «Агаты Кристи», который я внимательно послушал. Тогда так никто не играл и не плясал. Любимый? Все, к которым я имел отношение, все они и мои дети тоже.

В какой степени готовности Саша, Глеб и Вадим приносили свои песни? Был ли это практически законченный материал, или вы строили песню из идеи, темы и нескольких аккордов? Как то, что приносили музыканты «Агаты» в студию, менялось в результате вашей работы? Что добавлялось, что убиралось, что было невозможно воспроизвести тогда в принципе?

Песни приносились или готовились практически законченные. Я мог только высказать свою точку зрения или дать совет. Не более. Авторы все же они. Я — инструмент. Как вот, собравшись, они как решали — так и было. Глебу, например, в некоторых песнях, был нужен управляемый фильтр. Технологически, сейчас это решается в два клика, но тогда необходимо было достать из секвенсера трек, обработать его во внешнем редакторе и запихнуть обратно, и обычно не подходило. Поэтому данная операция повторялась много раз, пока не добивались нужной функции звука. Подозреваю, что невозможного в звуке ничего нет, да и тогда уже не было. Ставилась задача, предположение, а как ее решить — думали, пробовали. Добивались.

Какие отношения у Вас сложились с братьями Самойловыми и Александром Козловым? С кем вам было интереснее работать?

Трудно сказать. Они все такие разные, у каждого свой уголек. А отношения… Да пожалуй как в любой группе, когда ты проводишь с группой всю жизнь, лишь периодически, на малое время, отрываясь к любимой или к маме.

Чья музыка была вам ближе? Электронная Александра, готик-панк Глеба или традиционный рок Вадима? С кем из музыкантов «Агаты» вам было легче находить общий язык, чьи идеи были вам, как музыканту и композитору, более близки и созвучны?

Ближе мне, конечно, была музыка Александра. С ним у нас почти три совместных альбома — «Neon Boy Forewer, part 2» для группы Neon Boy (кстати, песня «Люби меня, люби» в исполнении «Отпетых мошенников» именно оттуда), альбомы электронной музыки Саши — «Intermezzo» и незаконченный «Intermezzo II», работы еще с парой-тройкой исполнителей, которые так и не пришли к какому-то логическому завершению. Но поверьте, остальные участники были не менее талантливы и разнообразны. Это я говорю как попсовик (смеется). А проблем с нахождением общего языка ни с кем не было. Они знали, с кем общаются.

В июле исполняется 15 лет альбому «Майн Кайф?», который сами братья Самойловы сравнивали со легендарным альбомом «The Wall» группы Pink Floyd. Расскажите о работе над ним. Какой был ваш вклад как звукорежиссера? Чем работа над «Майн Кайф?» отличалась от работы над другими альбомами «Агаты»?

«Стена»? Мне кажется, они имели ввиду эмоциональную сторону, типа рок-опера, но не рок-опера, законченная сказка с прологом и эпилогом. Именно страшная сказка, как «Сказка странствий» (муз. А.Г. Шнитке) — кстати, гениальное произведение, рекомендую…

Методологически работа над «Майн Кайфом» ничем не отличалась от других работ, а вот технологически, для себя, мы впервые: не использовали синтезатор Kurzweil, зато работали с Korg Trinity, для написания басовых линий использовали эмуляцию синтезатора Prophet, для записи барабанов работали с Boss TR-909, TR-808, Yamaha SY-30, Yamaha SY-99 (drum part), для записания электронных падов и сольных звуков, использовали экспериментальный синтезатор Reality (который как программная платформа так и не стал коммерческим продуктом, то есть загнулся). Reality иногда хрипел иногда вообще не работал, но если работал, то супер!

Для записи гитар использовали эмуляцию комбиков на основе DigiTech 2012. И не использовали цифровой миксдаун — все звуки проходили через ламповый предусилитель dbx и писались, как аналоговые звуки. Повторю — это для НАС было впервые в таком объёме и поверьте, это не какая-то революция для звука, просто мы меняли технологию производства. Да! Кстати. Что б все это звучало ровно и без искажений, я собрал скоростной RAID-массив аж на 9 гигабайт (с ума сойти!).

Давненько это было. Вклад? Хм. Моя задача была — принести самые последние или самые интересные технологические решения из мира цифры. Под каждый альбом я разрабатывал новые звуки, или находил их где-нибудь, чтобы звук не стоял на месте, чтобы у каждого альбома было свое звуковое дыхание.

В интервью участники Агаты Кристи рассказывали, что для «Майн Кайф?» Александром Козловым было приготовлено несколько песен, так и не вошедших в него. Вы их слышали? Какова их судьба? Они сохранились?

Конечно слышал, если он на клавишах, а я инженер программирования. Лежат в архиве.

Сохранились ли 18 песен Глеба, которые тоже не вошли в «Майн Кайф»? Сохранялись ли его песни, которые он приносил в студию, и которые не попадали в альбомы?

Вот насчёт 18-ти песен сомневаюсь. Там, по-моему, было песен 13-14. Конечно, сохранились. В архиве, но кое-что, он использовал в The Matrixx.

Следите ли вы за нынешним творчеством братьев Самойловых? Как вы как звукорежиссер оцениваете альбомы The Matrixx?

Слежу. И считаю, что по звуку они сделаны великолепно. Да-с. Именно так!

Поддерживаете ли отношения с Вадимом и Глебом? Нет ли желания снова поработать с ними?

С Глебом я виделся года три назад, когда забирал у него песню The Matrixx для кино. Я не совсем четко понимаю, что он делает, хотя альбомы его все последние отслушал — мне ему нечего сказать, а с Вадимом мы иногда видимся, так как работаем неподалеку. Я не вижу себя ни сотрудником The Matrixx, ни коллектива Вадима. Они вполне самодостаточны. Впрочем, если позовут, то, думаю, договоримся.

Чем вы занимаетесь сейчас?

Сейчас я работаю в кино, что не мешает мне работать аранжировщиком, звукорежиссtром с живыми коллективами на студии и на пленэре. Отмечу мои работы, только как звукорежиссtра:

«Багровый цвет снегопада» — реж. В. Мотыль
«Про Птицу» — реж. О. Кудрявцева
«Приключения в 3х10 Царстве» — реж. В. Ивановская
«Инзеень-малина» — реж. В. Сивков
«Завтрашние заботы» — реж. А. Аравин
«Два цвета страсти» — реж. К.Фолиянц
«Вооруженное сопротивление» — реж. Е. Резников
«Лицевой счет» — реж. Ю.Морозов
«Поцелуи падших ангелов» — реж. А. Аравин
«Три женщины Достоевского» — реж. Е. Ташков
«Дом без выхода» — реж. Ф. Герчиков
«Последняя встреча» — реж. А. Аравин
«У каждого своя война» — реж. З. Ройзман
«Пока Шива танцует» — реж. О. Штром
«Черные волки» — реж. Д. Константинов
«Режим полного погружения (РПП)» — реж. Е. Барханов
«Бессмертный» — реж. М. Алдашин
«Снайперы. Любовь под прицелом» — реж. З. Ройзман
«Гастарбайтер» — реж. Ю. Разыков
«Живало — Бывало» — реж. Е. Барханов
«Зеленая Стрела ч.1» — реж. А. Алексеев
«Бывших не бывает» — реж. З. Ройзман
«Улитка» — реж. М. Алдашин.

А с группами, я люблю работать на живых концертах — в последнее время: The Same Rakes (Москва) и Alex Carlin Band (Сан-Франциско). Пластинки (альбомы): D. White «Innosence», Игорь Зодиев «Мчится Паровоз». Сейчас записываем альбом The Same Rakes на студии. Пишу и аранжирую музыку, в основном для документального кино. Но иногда бывают и игровые фильмы.

«Агата Кристи»

Дискография группы доступна в Apple Music

Rolling Stone


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *