Фрагмент из трилогии Михаила Козырева «Мой рок-­н-­ролл»-Агата Кристи, 2007 год:
24/02/2018

Агата Кристи. Том 1. Black Book

Мой родной город нынче называется Екатеринбург. Когда-то он был обозначен на картах родины как Свердловск. Как тогда, так и сегодня, по улицам этого города часто метет метель. Когда наступает зима, здесь становится по-настоящему холодно. Столица Урала не завораживает красотами архитектурных экзерсисов. Не врезается в память уютными улочками и бульварами. Нескончаемый частокол заводских труб напоминает о том, чего здесь всегда было вдоволь — об оборонных предприятиях. 

Попутешествовавший на своем веку турист, попадающий в «город древний, город длинный имярек Екатерины…» навещает мемориальное место. где было расстреляно царское семейство, выезжает за городскую черту на символическую границу Европы и Азии, осматривает залы очередного музея народных промыслов и, вежливо улыбаясь гостеприимным уральцам, думает про себя: «За что же любить этот город?» И не находит ответа…

Ответ не лежит на поверхности. Ответ спрятан в пьесах Николая Коляды, в образах Владимира Хотиненко, в скупых афоризмах балабановских «братьев», в отчаянии «Глюковских» «за звезду полжизни». В диагнозах «бытового терроризма» братьев Пресняковых. Ответ лежит в сочетании чайфовского «Лучший город Европы» с наутилусовскими «Бриллиантовыми дорогами». У Свердловска есть свой дух, свой настрой.

Можно много гадать и теоретизировать на эту тему. Из-за того ли это. что в здешних краях испокон веку оседали сосланные вольнодумцы, а может из-за полного отрыва высокого искусства и мира фантазий от тягучей пролетарско-кондовой реальности промышленного города? А может, дело в том, что до сих пор «порою ночной мне снится конвой и солдаты»?.. 

Как бы то ни было, с первых песен мир фантазий «Агаты Кристи» населяли странные существа: гномы-каннибалы. пантеры, безмолвные кондуктора, пьяные кладбищенские сторожа, злобные клоуны, «жопы с метлой» и крысы в белых перчатках…

Имея под рукой самый скудный набор инструментов, колдуя над ними после лекций в институтской радиорубке. они. как могли. тоже пытались как можно дальше оторваться от окружающей их суровой военно-промышленной действительности. Возможно, поэтому в качестве вариантов названий группы рассматривались только имена. в самом звучании которых чувствовался далекий «заморский» экзотический привкус. Они приняли решение называться гордым именем английской романистки, отвергнув глубоководное «Жак Ив Кусто».

Я помню одно из первых выступлений «Агаты» на каком-то неформальном студенческом мероприятии. Во-первых, это было ни на кого не похоже. Во-вторых, поразили феерические прически и обилие косметики. Преобладали темные цвета. еще очень странно двигался парень, который играл на басу. Он сидел на стуле, но не то чтобы сидел…Его на этом стуле трясло и мотало во все стороны. Сегодня Глеб признается, что порой выходил на сцену и уходил с нее активно хромая.

Я даже помню тот день, когда мы решили поставить «Агату Кристи» в эфир. В тот день я выкопал из кладовых радио «Максимум» этот несчастный, убого оформленный диск «Позорная звезда». Я узнал. что ничего с него не игралось в эфире, а он, по моему ощущению, был набит хитами! В общем, я объяснял музыкальному редактору Володе Мирошниченко. что есть такая отличная свердловская группа и я честно, не как свердловчанин, а просто как меломан хочу, чтобы эта группа звучала в эфире. Она хорошая! Добился. Поставили «Как на войне».

Взлет «Агаты» произошел в то время. когда все роли в массовой музыкальной культуре были распределены. Старая «знать», почивавшая на «совковых» лаврах, испытыла во второй половине 80-х сильнейший удар от невесть откуда взявшегося рок-н-ролла. «Что ж, — сказали на Олимпе — ноу. как говорится, проблем! Располагайтесь, будем знакомы». Рок-герои расположились, а дальше каждый определил для себя возможную зону компромисса.

 

Любопытно, что и для тех, и для других стало характерно ревностное неприятие того, кто претендовал на вершину популярности после них. Здесь начинались рассуждения о «продажной попсе» и «стопроцентной коммерции». Жертвой таких обвинений «Агата» была всегда. Никто из тех, кто именует себя «индустрией шоу-бизнеса», никогда на моей памяти не произносил при мне: «Агата» — это да! Это молодцы. Это-супер!».

«Агата» начав свое восхождение, когда все вокруг рушилось и все ценности пересматривались, вдруг смогла уловить боль и смятение в душах тех, кто попал под гусеницы этого смутного времени. Но за этот дар пришлось заплатить по полной программе — содрать с себя кожу, обнажив тонкую сеточку нервов. Сжав губы, терпеть все — от ударов до поглаживаний. Как в «Мертвой зоне» Стивена Кинга, главный герой, обладая уникальными способностями ясновиденья, каждый раз вызывался помочь, но рисуя картины, которые от него требовали, сам при этом слабел с каждой решенной головоломкой, с каждым предвиденьем. Они провели годы под прицелом со стигмой «попса» на груди. Одобрение коллег-музыкантов для них было действительно важно. Частично они получили его, записав самый свой жуткий, отчаянный и некоммерческий альбом под названием «Ураган».

«Глеб Самойлов: «В Асбесте, где мы родились и выросли, мы появились в последний раз летом 1996 года. Мы приехали, чтобы поставить подписи под документами на продажу квартиры, так как мама у нас переезжала жить в Свердловск. Очень психоделическое было ощущение…Был дом. Сейчас — нет. Нет дома в Свердловске. Нет дома в Асбесте. Москва еще домом не стала, а те дома уже потеряны. Пилигримы мы такие, висим между небом и землей. Оттого и песни такие «веселые»…» нотариальная контора в одной из грязных хрущевских пятиэтажек находилась в подвальном помещении и вход был наполовину затоплен. через лужу были проложены доски, подпрыгивающие на кирпичах. когда по ним шагаешь. Лысеющий нотариус с бесцветными глазами оторвал взгляд от мухи, бьющейся в маленькое замызганное стекло под потолком, затребовал паспорта. Прочитал: «Самойлов Вэ Рэ. Самойлов Гэ Рэ. Понятно», — протянул несколько отпечатанных листов и ручку. — «Вот тут и тут, пожалуйста». Подписи были поставлены. Сделка совершена. Квартира продана…

Кто знает, какую цену нужно заплатить за славу? Кто из нас может сказать, стоит она того или нет? Стоят ли сотни тысяч с визгом кидающихся к тебе по стране людей отсутствия настоящего дома. нормальной семьи, верных друзей, которые способны воспринимать тебя не как суперзвезду, а просто как друга? Какими демонами тебя может раздирать на части, чтобы ты расстался с семьей, оставив и ребенка (Вадик — дочку, Глеб — сына)? Какие эмоции остаются в результате, когда ты проходишь через жернова гастрольных мельниц, через броуновский хаос случайных знакомств, через калейдоскоп заискивающе-улыбчивых псевдодрузей, завсегда готовых щедро поделиться концентрированным кайфом? Когда раскрываешь газету, чтобы в очередной раз прочесть, какое ты дерьмо? Понять: увы, и это автор не удосужился вслушаться в то, что ты, хрипя до болит в глотке, давишь из себя каждый вечер со сцены… Они попали в эту безжалостную мясорубку с головой, приняв решение переехать в Москву и пробиваться. Они надеялись, что музыка все скажет сама за себя, оградит и спасет. Их порвали на части еще до того, как они осознали, что не имеет смысла исповедоваться перед журналистами и опасно приоткрывать дверь в личную жизнь…

Александр Козлов: «Личная жизнь таких звезд, например, как Грета Гарбо. была закрыта. И они остались для всех навсегда молодыми тридцатилетними красавицами. А мы слишком на виду. Знают все. Я поражаюсь осведомленности о самых интимных, тонких сторонах жизни. Вот и укрываешь такие тайны, которые ты бы хотел сохранить только для себя… И тем не менее, оно вдруг где-то уже написано, расшифровано. Хотелось бы, чтобы что-то оставалось нетронутым».

Странно ли, что в песнях «Агаты» практически нет любви? Есть смех, страх, омерзение, страдание, ненависть, тоска. Нет любви.

Кто-то сказал, что всякий рок-музыкант в песнях избавляется от своих комплексов. Это, наверное, более всего справедливо в отношении «Агаты». Вещи, случающиеся со многими из нас, они переживают сильнее и глубже. Чувства и потаенные желания, о которых не принято говорить, в которых просто неудобно, нельзя признаваться, они находят силы переплавить в строки и петь со сцены. состояние успокоенности и баланса, столь характерное для людей преуспевающих им вообще неведомо. 

Внешние колебания группа, вроде бы, научилась переносить, чего только не было…С ураганами внутри сладить сложнее. Ведь источником творческой энергии для этой группы всегда была внутренняя любовь и ревность братьев Самойловых. Так же, как и у Oasis. В каких джоулях, вольтах или амперах оценить напряженность поля между старшим и младшим братом, когда оба талантливы, оба музыканты, оба отчаянные, оба не могут друг без друга?

«Я тебя ненавижу, но ко мне ты все ближе. Ты меня ненавидишь, но ко мне ты все ближе все равно» — это же не о возлюбленной, не о прекрасной даме… Это друг о друге. Вот топливо, вот это — неиссякаемый источник эмоций. Только какую цену платит каждый за то. чтобы огонь в этой топке горел? Кровь за кровь. Смерть за смерть. Вот так, братское сердце…

Иногда кто-то попросту падал на дно. В стремлении познать себя артист раздвигает рамки своего восприятия и пытается получить новые ощущения. Любыми. порой самыми опасными способами. Это случалось со многими в рок-н-ролле. Выкарабкаться удавалось не всем. «Агате» вроде удавалось всегда. Оставалось чувство полной опустошенности. Вчетвером они прошли огонь, воду и медные трубы. Чудом уцелели. Но не все….Умер Саша Козлов. Клавишник. Самый казалось бы, счастливый, чистый и радостный. Вышел ночью из клуба на улицу и умер… 

Он ушел из жизни в четверг 1 марта 2001 года. Саша почувствовал себя плохо, вышел на свежий воздух, упал в обморок и приехавшая «скорая» не смогла его вернуть на этот свет. Окончательный диагноз: «Атеросклеротическое поражение сердца». Ему было 39 лет. 

Я стал перечитывать очерк об «Агате Кристи», который я когда-т по предложению Андрея Бухарина, музыкального редактора журнала «ОМ», написал. Дошел почти до конца материала. И тут комок встал в горле. В финале очерка я пишу о том, что появилась надежда пройти через все и уцелеть. Такая позитивная нома в конце. И дальше цитата: «Наверное сейчас все наладится, самые сложные времена позади» И, конечно, это слова Саши. Жить ему оставалось немного.

Саша Козлов учился с Вадиком и Глебом Самойловыми в одной школе в Асбесте. Уже в Свердловске Вадик и Саша придумали ВИА РТФ УПИ, а потом именно Козлову пришла в голову идея окрестит группу «Агата Кристи». В течение последующих тринадцати лет они играли вместе.

Саша был самым светлым человеком в группе. Сложным, закрытым ото всех, но излучавшим радость жизни и жажду общения. Не случайно самые яркие, оптимистичные и задорные мелодии в репертуаре «Агаты» принадлежали его перу.

Саша всегда был готов радоваться и наслаждаться. Способность искренне радоваться — это вообще божий дар, который мало кому дается. В детстве мы все им обладаем, а потом — глазом моргнуть не успеешь — и все мы уже циники. Каждый нарастил кучу защитных слоев, каждый создал панцирь. а некоторые особо одержимые еще и в скафандр себя заперли. Люди, которые умудряются сохранить этот талант, настолько редки, что общение с ними для каждого из нас — большой подарок. Правда, даже в них сквозило странное предощущение какой-то боли, витало в воздухе предчувствие беды. но так всегда жила и творила «Агата Кристи». Такие вещи продюсерами не изобретаются и не находятся в результате маркетинговых исследований. Это — суммарный вектор нескольких соратников-музыкантов. И от него никуда не деться…

Саша шаг за шагом прошел через все взлеты, падения, соблазны и ураганы, что и все члены «Агаты Кристи». Он видел, как его друзья, одержимые страстью саморазрушения, ведомые жаждой познать неизведанное и довести себя до края бездны, играли со смертью и ставили под угрозу общее дело. Ведь у каждого была только эта главная жизненная субстанция — «Агата Кристи». 

Никто сейчас не ответит точно на вопрос, чего это стоило Саше. У него было больное сердце, но он не посвящал знакомых и друзей в свои проблемы. Он вообще всегда предпочитал оставаться в тени, и в жизни, и на сцене. но всегда был рядом с друзьями. В период их невменяемого угара, творческих кризисов, болезней и депрессий. У него ведь была другая профессия в запасе. Он преподавал в медицинском институте, в том самом, который я в свое время закончил. но выбор был сделан, и обратной дороги не было. Они отправились в это плавание вместе. вместе им и плыть дальше…

Только вот странно легли карты — он вдруг взял да умер…Я помню, отпевание было в яркий весенний день. Один из тех, когда еще не начавший таять снег белизной своей слепит глаза. Их невозможно открыть, передвигаться приходится только прищурившись. Два цвета вокруг: немыслимо чистое голубое небо и этот сияющий белый снег. К церкви съехалось несколько машин. Вадик, Глеб, Андрей Котов. Когда встречаешься по такому поводу, никаких слов важных вслух не говоришь. Все кажется нелепым и бестактным…Даже взглядов глаза в глаза стараешься избегать. Спасают только организационные бытовые диалоги: кто в какой машине поедет, что нужно, как встретиться, во сколько, как, где, чего…

И — быстрее, пожать руки, «пока!», обняться на ходу, не смотреть в глаза, не пересекаться взглядами…Ты отъедешь за угол, притормозишь у обочины и разрыдаешься. И хрипеть будешь и биться…И в голове будет жечь твой мозг одно и то же: «Как же так? Почему? За что? В чем смысл?»

Вадим, Глеб и Андрей теперь играют втроем. Вопрос, чтобы взять другого клавишника даже не обсуждался. Сашины партии, как и новые клавишные партитуры, забиты в «портостудию», которая на концертах стоит рядом с барабанщиком. Андрей запускает их нажатием соответствующей кнопки. Если будете на концерте «Агаты Кристи». смотрите на сцену внимательно: может, проступит в левом углу силуэт малоподвижного неказистого человека за клавишами.

Это Саша. Он должен быть где-то там, когда звучит музыка.

Глеб Самойлов: «Есть постоянный страх, что мы носимся в замкнутом пространстве. Невозможно получать ощущения извне. если для тебя весь мир — это сцена, на которую ты выходишь, и собственная душа, в которой ты по ночам копаешься»

Вадим Самойлов:» Знаешь, вроде бы уже столько лет. а каждый раз становится страшно, что у нас ничего не напишется. Тур, города. какие-то лихорадочные концерты, а потом едешь в автобусе еле живой из одного сибирского поселка в другой и думаешь: а вдруг так и останется эта пустота в голове. Так и не возникнет мелодия..»

И все-таки растет потихоньку новая кожа, заживают раны, и вселенная перестает вращаться вокруг них с такой фатальной разрушительной скоростью. Они все время приходят на интервью вместе. Запись и съемка песни «Маленькая страна» для нашего «Неголубого огонька» вдруг положила конец их самому глубокому кризису отношений, они начали вновь вместе сочинять. Их новый альбом «Триллер» расценивают как «ренессанс». 

Теперь они включают в пластинку только те песни, которые безоговорочно устраивают и Вадика, и Глеба. На концертах они выглядят и звучат мощнее, чем когда-либо. Даже самые яростные критики «Агаты» сегодня сходятся в том, что если группа выстояла столько лет, то что-то в ней точно есть. После всего, что происходило с ними последние несколько лет, сегодня они сильнее и чище, чем раньше.

Свет в конце тоннеля становится ярче.

* * *

Глеб Самойлов о песне «Два корабля»
из книги М. Козырева «Мой рок-н-ролл», черновики:

Когда: весна 1996 г.
Где: больничная палата, Москва (диагноз: почечная колика)
Повод: к новому альбому писал; думал, что получится позитивной, а вышло…
Предмет гордости: «…надо заново придумать некий смысл бытия. нафига?!» 

Сначала написан был текст, что очень редко для группы. Первым был написан текст припева, который отражал внутреннее состояние Глеба на тот момент. Потом она сама легла на аккорды.
Также примечательно, что песня из демонстрационного варианта почти не потерпела изменений, что для группы тоже редкость.

 


Премьера песни The Matrixx — «Guten morgen»
23/02/2018

10.02.2018 года, в Каре-клубе города Солнечногорска, Глеб Самойлов презентовал свою новую песню с крайнего альбома The Matrixx «Здравствуй»- «Guten morgen». В этот раз Глеб стал диджеем с весьма нетривиальным подходом к пульту, смотрите сами:

Весь концерт в г. Солнечногорск (видео Екатерины Макаровой):

Глеб Самойлов & The Matrixx — Солнечногорск


“АГАТА КРИСТИ”: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ, интервью с Глебом Самойловым, 2000 год
22/02/2018

«Агата Кристи» — бесспорно, одна из самых адекватных духу времени, духу своего поколения групп. Вместе с пафосными 80-ми ушли в тень и рок-революционеры, сообща громившие власть партаппаратчиков. Новому времени — новые песни. Наступившая эпоха тотального индивидуализма и нигилизма должна была родить иных героев, и в лице «Агаты» слушатель получил их сполна. Их композиции — «это какое-то чудесное и очень органичное наложение тонкого эстетизма и пост-панковской иронии, превосходной мелодики и — что самое главное — потрясающей мистической глубины» (В.Штепа) Успех группы — первые места в хит-парадах, аншлаги на концертах — тем любопытнее, что в их сложных текстах — абсолютное неприятие окружающего мира. В нем только — «тоска без начала».

Музыканты изначально были настроены на пессимистический лад, поэтому в мировом порядке они видели затаившийся хаос, а за светлым покровом дня — бездну ночи.

Однако в дальнейшем духовный вектор резко изменился. Уже в альбоме «Опиум», в песне «Ни там, ни тут» «Агата» — делает странный выбор, по которому ни ангелы, летящие по небу, ни дьяволы, ползущие в канаве, за своих не признаются. Что интересно — это ранняя интуиция символизировала, быть может, подсознательный поворот группы к православию.

В последних альбомах «Агата Кристи» развивает выбранное направление, от которого, похоже, уже никогда не отступит:

На ковре-вертолете мимо радуги
Мы летим, а вы ползете — чудаки, вы, чудаки…

Подробнее о творчестве «Агаты Кристи» и ее духовных исканиях — в беседе с лидером группы Глебом Самойловым.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Сейчас в преддверии выхода нового альбома, интересно было бы вспомнить старые записи, проследить путь группы от андеграунда до вершин хит-парадов, с чего все началось?

Глеб САМОЙЛОВ. «Агата» появилась на свет 20 февраля 1988 года, когда сошлись три композитора — Глеб Самойлов, мой брат Вадим и Александр Козлов. Тексты сначала писали мы с Вадимом, потом я это дело узурпировал. Первый альбом группы — «Второй фронт». Как и все рокеры тогда, мы устраивали пляски вокруг костра перестройки, ужасно критиковали существующий строй. Все действительно искренне верили в то, что делали что-то благое. Возможно, это частично оправдывает тот факт, что вся рок-волна того периода приложила руку к тому, чтобы перестала существовать страна, в которой мы родились.

Потом, в 1989 г., мы участвовали в Глазго в семинаре по проблемам рока. Союз вместе с нами представляли «Коллежский асессор» и «Не ждали». Мы единственные пели на русском и этого правила придерживались и в дальнейшем, несмотря на то, что в заграничных поездках выступали главным образом перед аборигенами, а не перед эмигрантами.

Следующий вехой стал альбом «Коварство и любовь». Это была яркая, помпезная запись. Для обывателя гипертрофированно подавались эмоции, опереточные страсти. Это была игра. Начиная с этого альбома, долгое время главное в творчестве «Агаты Кристи» — противостояние массе путем издевательства над нею. Тогда, да и сейчас, для многих рокеров «против» было важнее, чем “за”. Каждый формировал для себя некий образ врага, борьба с которым определяла все творчество. Почему я сейчас не называю то, что мы делаем, роком, потому что рок — все-таки разрушительное явление. Энергетика, не имеющая позитивного начала.

Корр. Во многом подобный опыт полезен. Только за фазой радикального отрицания, противопоставления, должна наступить фаза утверждения.

Глеб Самойлов: Кто-то до нее дошел, кто-то — нет. В принципе, до нее долго идти и даже лучшие мечутся, ошибаются. Но то, что в душе наступает перелом и должно возникнуть какое-то «за», очевидно.
Я, как и многие, нашел это в Православной Церкви. После этого человек неизбежно начинает интересоваться историей своей Родины, ее проблемами и т.п.

Корр. Почему после яркого и искрящегося «Коварство и любовь» появился мрачный, холодный «Декаданс»?

Глеб Самойлов: Мы устали от имиджа, который сам себе навязали. Эта помпезность просто надоела в один прекрасный момент. Невозможно постоянно ходить во фраках и пр. И несмотря на то, что «Декаданс» во многом — продолжение игры, через холодную отстраненность все время пробивалась доля настоящей искренности. Альбом, может быть, шокировал людей, про которых сказано «извергну из уст моих, ибо ни холоден ты, ни горяч».

Была ситуация, что стало модно верить. Телевидение непрерывно крутило американских проповедников. Возник протест против этого, в частности, в песне «Его там не было».

Корр. Почему в песнях «Агаты Кристи», особенно в альбоме «Позорная звезда», так сильна тема войны?

Глеб Самойлов: В процессе духовной работы, когда человек, тем более русский и творческий, постепенно создает вокруг себя хаос, разбивает обыденные понятия, и когда обломки падают, — вырисовываются некие сверхидеи, которые вечны.

Рано или поздно приходит осознание того, что есть война. Война единственная и нескончаемая. Понятно, между кем и кем.

Корр. Альбом «Опиум» — массовая популярность, доступные мелодии, но вместе с тем глубокие, серьезные тексты. Просчитывался ли успех?

Глеб Самойлов: «Опиум» — это была провокация, на которую общество купилось. Люди повелись на все, что было в альбоме провокационного.
Этого мы ожидали, но не ожидали, что шоу-бизнес так быстро нас ассимилирует и сделает частью себя. Мы оказались совершенно не готовы к системе гастролей, туров, режиму постоянного внимания, наблюдения за тобой.

К тому же значительная часть поклонников не обратила внимания на заложенную в текстах иронию. «Я крашу губы гуталином» — некоторые восприняли как руководство к действию. Я не думал, что песня «Опиум» станет так популярна. Это стеб над рокерами и во многом над собой — черные одежды, раскрашивание лиц, деланный декаданс.

«Гетеросексуалист» возник как ответ на новую моду на унисекс, как ответ на появившееся мнение, что только гомосексуалисты могут творить настоящее искусство. Хотя и в этой песне велика доля самоиронии.

Корр. Ряд вещей проникнут очень глубинным ощущением смерти, обратной стороны бытия. Во многом, надо полагать, это личный опыт?

Глеб Самойлов: Да, были моменты нахождения на грани смерти, и каждый раз совершалось чудо. Я не перестаю удивляться, насколько Бог милостив. Я оказывался на самой грани бытия и небытия. Я оказывался в состояниях, когда наиболее остро чувствуешь любую боль… Когда я смотрел телевизор и узнавал, что шахтерам не выплатили зарплату, — мне хотелось выброситься из окна, потому что — нервы нараспашку.

Но с другой стороны, было ощущение света. Мы очень много колесили по России на автобусах. И очень часто проезжали через застывшие в веках деревеньки, леса. Возникало щемящее чувство тоски, разделенности с этим и безумное желание найти точки соприкосновения.

Корр. Здесь и начинался альбом «Ураган»?

Глеб Самойлов: Да. Совершенно верно. «Ураган» — это абсолютно нонконформистский альбом, такой вскрытый нерв. У нас было жуткое истощение, была попытка уйти от шоу-бизнесовой реальности в наркотики. Все это дало жуткое разочарование в том, во что раньше верил, и слабую надежду на то, что есть нечто, во что можно верить.

Так и все песни этого диска с одной стороны — ощущение трагичности происходящего: «Все мои игрушки, мама, разметало ураганом. Нету больше сказки…» — констатация факта, но с другой стороны, тоска по утерянному раю, уверенность в существовании чего-то неземного и горечь из-за невозможности это уловить. Как раз тогда у меня в жизни произошли серьезные изменения. Я долгое время болтался между Небом и Землей, читал Кастанеду, Шри Ауробиндо, но христианские ценности уже сидели в подсознании.

Чувство, что я больше не могу быть разделенным, толкнуло меня на крещение. Крестился я в маленькой церкви, настоятель которой восстанавливал храм без помощи богатых людей, собственными силами. И в какой-то момент на меня снизошел горячий столб. Это было абсолютно четкое физическое ощущение. Вышло оно слезами. Все остальное время я просто проревел.

Корр. То, что ты крестился в сознательном возрасте, может быть, хорошо?

Глеб Самойлов: Не знаю. Я смотрю на детей К.Кинчева и им завидую. Они крещены в младенчестве. У них есть Константин, глава семьи, который их держит, им помогает. Дети изначально верят в чудо, нечто трансцендентное, потустороннее. Поэтому ребенок естественно готов воспринимать веру.

Корр. Далее последовал альбом «Чудеса». Жизнь после смерти? Безвременье?

Глеб Самойлов: После «Урагана» я остался жив, но что происходит, что будет дальше?

«Чудеса» — альбом человека, явно выжившего, но непонятно, куда идущего, не знающего, ради чего жить. Заново познающего свои способности, возможности, учащегося ходить, говорить, думать…

Наш следующий диск «Майн Кайф» — уже песни твердо стоящего на ногах русского православного человека.

Корр. Хотелось бы вспомнить твой сольный альбом — «Маленький Фриц». По-моему, в нем очень явственно выражена печаль по несостоявшемуся евразийскому союзу России и Германии?

Глеб Самойлов: «Маленький Фриц» — очень человечный альбом. Каждая его песня, каждый текст был прожит изнутри.

Германия для меня — Гофман, Бетховен. Безумно красивый бой часов на Курфюрстенштрассе. О взаимоотношении же двух великих культур — России и Германии — я пытался говорить, начиная с «Маленького Фрица», и наш новый альбом тоже об этом.

Почему произошла трагедия Второй мировой войны — сейчас мало кто может объяснить. Сергей Нилус, к сожалению, уже мертв. Хотя очевидно, что и Первая и Вторая мировые войны были спровоцированы, мягко говоря, американским капиталом.

Америка, страна желтого дьявола — родина будущего Антихриста. Все, что она делает, — именно то, чем будет оперировать Антихрист — мировая кредитно-финансовая система, центры товарно-денежных отношений и пр.

Возвращаясь же к войне, — любая страна, посягнувшая на нашу независимость, обречена на поражение. Ибо мы, русские, живем по принципу «Возлюби врага своего, ненавидь врагов Христа, бей врагов Отечества». Завоевать нашу страну можно только изнутри, что сейчас и происходит, и чему мы по мере сил противостоим.

Корр. Чуть меньше года назад Соединенные Штаты бомбили Сербию, и в это время несколько рок-групп поехали в турне по США. Кажется, среди них была «Агата Кристи»?

Глеб Самойлов: Да, это правда. Некая фирма организовала фестиваль «Монстры русского рока» в Америке, задолго до начала бомбардировок.
Весной, когда должны были начаться гастроли и на Сербию сыпался град бомб, мы и «Алиса» отказались принимать участие в концертах. Тут же нам была выставлена такая неустойка, что глаза полезли на лоб. Вместе с тем они предложили выход — либо едем мы, либо К.Кинчев, и тогда никаких проблем.

Таким образом нас просто вынудили поехать в Америку. Но все наши концерты имели жесткую антиамериканскую направленность. Мы начинали выступления с проклятий в адрес США, и самое интересное — зал нас поддерживал, зрители размахивали сербскими знаменами и были полностью солидарны с нами. А в Нью-Йорке местные баркашовцы даже засыпали весь зал листовками. Так что наша позиция полностью совпадала с позицией газеты «Завтра»…

Кстати, последние два года я читаю только ее. Мне очень интересны революционные передовицы Проханова. Ведь других подобных газет не купить. Единственное, что меня как православного консерватора коробит — это союз с левыми силами.

Корр. Ты голосовал?

Глеб Самойлов: Нет, я не голосовал, потому что ни одного настоящего правого движения в выборах не участвовало.

Корр. По поводу цензуры. Известно, что некоторые ваши клипы были запрещены на телевидении. Это правда?

Глеб Самойлов: Когда возникло ОРТ, там был запрещен к показу наш клип «Моряк», снятый по сценарию Ренаты Литвиновой. Запрещен под формулировкой, что клип негативно влияет на психику зрителя и не соответствует имиджу общенационального канала. Тем не менее, песня стала хитом.

Второй раз то же самое повторилось с песней «Дорога Паука» — песню не взяли ни на одной радиостанции, а клип поставили в ротацию только на МTV.

Причем все говорили одно и то же: у вас же были хорошие, веселые песни. И наш директор Лена Евграфова предложила специально для владельцев радиостанций записать альбом, в котором будет пять песен «Сказочная тайга» и пять «Ковер-вертолет». Они требуют продолжения беззаботной незатейливой тематики, им подавай розовые шарики.

Корр. А как с видеоклипом «Сказочная тайга»?

Глеб Самойлов: Хороший клип получился, грустный, ностальгический. Мы использовали кадры из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», это было до всех «Старых песен о главном». Большая заслуга режиссера клипа, что смог собрать всех актеров, снимавшихся в фильме. Из Израиля звонила дочь Яковлева и рассказывала, что когда смотрели клип — все рыдали. Я же ответил, что нечего было уезжать.

Материал подготовил Олег ПУЛЕМЕТОВ 

10(327)
Date: 6-03-2000

Редакция благодарит сотрудников программы “Перспектива” (“Народное Радио”) Максима СУРКОВА, Андрея СМИРНОВА и Сергея БОРИСОВА за помощь в организации материала

Источник: Газета «Завтра» 


Интервью с группой «Агата Кристи» перед выходом альбома «Ураган» . 1996 год
22/02/2018

Многочисленные письме, в которых нас просят рассказать о Глебе Самойлове — солисте «Агаты Кристи» привели нас в гости к группе. И мы обнаружили, что наши респондентки совсем не правы. Потому что «Агата Кристи» — это не только Глеб Самойлов, но еще и трое других музыкантов группы — Вадим Самойлов, Александр Козлов и Андрей Котов, каждому из которых есть что сказать и о музыке, и о любви, и о девушках.

Так и получилось это интервью. Интервью с группой «Агата Кристи». 

— Перед какой аудиторией вам больше нравится выступать?

Саша: Сейчас люди с таким трудом и так неохотно ходят на концерты, что любая аудитория, которая собралась в зале, артисту желанна и приятна. Мы приезжаем в город, выходим на сцену и видим ту аудиторию, которая есть. Хотя, скажем, это не всегда та аудитория, что нам нравится.

— А какую публику вы предпочли бы видеть?

Саша: В идеале — это молодые люди, раскрепощенные, со знанием современной культуры, хорошо разбирающиеся в современном кинематографе, модной музыке…

Глеб: Немодно читающие книги…

Саша: Да, но такого же не бывает. Это был бы идеальный зал.

Глеб: В первых рядах всегда все равно девчонки от 12 до 18, самая активная часть публики. Их может быть не очень много, но реагируют они максимально.

И как же они обычно выражают свои эмоции?

Глеб: Кричат, визжат, периодически признаются в любви на весь зал.

Саша: Очень предсказуемая реакция. Обычно они тормошат и заводят всех остальных. Крики, комментарии, размахивание руками и просто отсутствующий взгляд, состояние близкое к трансу. Но, с другой стороны, такое поведение иногда и заводит дремлющую часть зала, и происходит эмоциональный контакт, энергетика зала повышается и повышается.

-Судя по всему, девочки — самая преданная ваша публика. Вы, должно быть, их очень любите?

Саша: Очень, но странною любовью. Многие из них обладают такими неприятными качествами, как умением быстро надоедать, переходить грань взаимоотношений со своим кумиром, когда уже начинается откровенное приставание или более грубо — «достача». Это, действительно, многих раздражает.

Глеб: Девушки, экзальтация хороша только во время концерта, а в остальное время жизни будьте нормальными, в меру здравомыслящими. То есть со всеми милыми странностями, присущими вашему возрасту, и со всей субтильностью. А экзальтацию лучше проявляйте только на концертах, но никак не в личной жизни. Это можно с любимым человеком, но с артистом нельзя.

— О личной жизни любите рассказывать?

Саша: Вы задавайте любые вопросы.

Глеб: А мы отмажемся.

— Вы любите юмор?

Глеб: Мы все любим. Юмор, как неотъемлемая часть жизни современного молодого человека, нам не чужд.

— А что, у поклонниц бывает личная жизнь с любимым артистом?

Вадим: Нет, бывает личная жизнь у любимых артистов, понимаете ли, своя. А девочки часто предъявляют на нее свое такое, знаете ли, жесткое право.

Саша: Они хотят стать участниками этой жизни.

Глеб: Их очень много, а мужчина же не может удовлетворить, даже морально, такое огромное количество поклонниц.

— Но положительные стороны есть?

Глеб: Есть, конечно, это греет душу.

А что еще греет душу? Может быть, какие-нибудь новые творческие замыслы?

Глеб: А как же! Недавно мы закончили новый альбом, он называется «Ураган». В нем 12 песен, он длится 48 минут 08 секунд. Альбом, как и все предыдущие, отличается от других, и выйдет в начале 1997 года.

Отчего такое название — «Ураган»?

Глеб: В альбоме есть песня с аналогичным названием, и, в принципе, это то настроение, с которым группа создавала эту работу.

А если поподробнее об этом состоянии…

Глеб: Пусть будет некая интрига, пусть ваши читательницы почитают и определят сами.

— Кроме музыки, чем еще интересуются музыканты группы «Агата Кристи»?

Вадим: Я машину ремонтирую постоянно.

— Это что, хобби?

Вадим: Да нет, просто ломается часто.

— А другие увлечения?

Саша: Они достаточно банальны, в том смысле, что мы, как и все люди, смотрим кино, слушаем музыку…

Глеб: Читаем книги…

Саша: В последнее время кино волнует меня достаточно серьезно, и я смотрю практически все новинки, которые появляются и которые заслуживают внимания.

Ужастики?

Саша: Да нет, потому что жанр фильма ужасов себя давно исчерпал, все классическое было снято, и новых интересных фильмов этого жанра не появляется уже лет пять. Мне нравится два взаимоисключающих стиля: всем известное большое голливудское кино и элитарное новое независимое кино, которое снимается в Америке на студиях «Мирамакс», «Уорлдвидео». Фильмы, снятые на этих студиях, мне очень интересны.

Глеб: Меня занимают музыка и книги.

Саша: Да, он очень много читает.

— Что вы предпочитаете читать?

Глеб: Я предпочитаю читать книги. Дело в том, что книг на свете написано очень много.

Но существует и любимый жанр?

Глеб: Жанр — книга. Люблю романы, в смысле объемности и эпохальности, а не в смысле мелодраматичности.

— Меняется ваше самоощущение со временем?

Вадим: Меняется, особенно в последний год. >

— Почему именно в этот последний год?

Вадим: Во-первых, каждый из нас или преодолел уже или подходит к переломному для каждого мужчины возрасту…

Глеб: Во-вторых, на все это навалилась популярность, и отсюда у нас появляется немного другое понимание собственного положения, меняются ценности. Когда все наваливается шквалом, приходится искать в себе какие-то ориентиры…

Ради чего все это происходит.

Саша: Ну, это такой вопрос нелегкий…

— Но о чем-то вам судить легче, чем другим, потому что вы можете воочию наблюдать плоды своего труда на концертах?

Глеб: Вопрос о реальности создаваемого у каждого творца решается далеко не просто, и человек, который пишет картины, стихи или музыку, зачастую думает: «А создаю ли я что-либо?» Потому что никто не ощущает себя полностью создателем, кроме Господа Бога.

Саша: Реакции на концертах, пожалуй, самое яркое подтверждение правильности выбранного пути для музыканта. Продажа кассет и пластинок не совсем точно отражает действительный интерес к музыке. Интерес может быть чисто дежурным, спровоцированным модой. А то, как проходит концерт, как проходит живое выступление, — это очень точный показатель того, попадаем мы или мажем в мишень.

Вадим: Возможно, музыканты сродни театральным актерам, потому что непосредственная оценка твоей жизни тебе дается прямо сейчас. Сделал — получил.

Ну теперь-то, вам уже, на верное, не так страшно?

Вадим: Почему? Мы сейчас с новым альбомом ездим, и я не думаю, что кто-то из нас, выходя играть первый раз песню из нового альбома, может точно сказать, какой именно будет реакция. Волнение мы все испытываем.

Саша: Абсолютно точно.

Вадим: В этом и интерес — играть новый альбом и вообще делать что-либо новое. Жизнь музыканта — это концерты, записи в студии, съемки клипов и фотосъемки, гастроли и т.д.

Глеб: И кроме этого — мытарства по гостиницам, холодным гримеркам с одной лишь целью, чтобы произошел концерт, произошел) этот эмоциональный обмен. Основная наша жизнь — это концерты.

Вадим: Съемки для нас наиболее тяжелая вещь.. Неудобства гастрольные можно как-то пережить, вот съемки… Здесь очень много всего добавляется и по поводу внешнего вида, и как оно в итоге: получается.

Глеб: Если, пройдя через: «хождения по мукам» гостиниц, самолетов и поездов и дойдя до сцены, ты все-таки знаешь, что конечный результат —- концерт, зависит только от тебя, то на съемке результат зависит не от тебя. Ты как слепой котенок выполняешь непонятные тебе действия по желанию режиссера. Чтобы воплотить его замысел.

Вадим: В общем-то, все комфортно, и нельзя сказать, что нам больше нравится ездить на концерты, чем работать в студии, это звенья одной цепочки и одно без другого не интересно.

— Возможно, в студии вам более спокойно, вам никто не мешает, не вторгается в процесс созидания.

Вадим: Как вам сказать? Чтобы играть музыку, нужно ее писать, все это взаимосвязано. Но все равно, все завязано на живом выступлении. Просто сцена это наиболее комфортное для нас место.

— Популярность для вас это плюс или минус?

Саша: Когда она есть — это плюс, когда ее нет — минус.

Глеб: Это приятно и ответственно в одно и то же время. Приятно от того, что чувствуешь, что все делаешь не зря, с другой стороны, чувствуешь себя во многом зависимым от своего же будущего.

Недавно вы закончили последний клип на композицию «Два корабля»…

Вадим: Эти съемки можно назвать героическими, поскольку мы провели часа четыре на подвешенной на тросах посередине бассейна платформе, таком маленьком квадратике — 3 на 3 метра. Нам пришлось находиться на нем все время съемок, не сходя с места, постоянно рискуя свалиться в бассейн, в котором под нами плавали всякие рыбы.

Глеб: Ноги, кстати, у нас до сих пор вибрируют.

Вадим: Но сложнее всего Глебу пришлось на съемках «Опиума», никто из нас в буквальном смысле слова не актер.

— Теперь поговорим о городах. Как вы думаете, почему ваша группа особенно популярна в Санкт-Петербурге?

Вадим: Это очень благодарный город. Наша популярность там удивительна для нас, поскольку питерские команды играют совсем другую музыку. Люди в этом городе в обычной жизни немного «замороженные» и не очень активные. Кажется, что там происходит вяло текущая эмоциональная жизнь. Но на концертах публика просто оголтелая.

— Москва более сумасшедший город, здесь все  куда-то спешат…

Вадим: И, кроме всего прочего, процветает цинизм.

— А ваш любимый город?

Саша: Вообще, мы мало городов посмотрели.

Неужели?..

Саша: Я до сих пор в Амстердаме не был.

Глеб: И в Вене.

Саша: И в Лондоне.

Неизвестно, сколько бы еще городов прозвучало в этом списке, если бы в комнату не вошел Андрей Котов, отсутствовавший с самого начала интервью. Естественно, что мы тут же обратились к нему, желая несколько сократить изложение географических познаний.

— Андрей, ради Бога, без подготовки похвалите, пожалуйста, группу «Агата Кристи».

Андрей: А что, хорошая группа! Записала классный альбом, такой, какой хотелось. Я очень рад, что у нас нашлись силы.

— Такой альбом, который вы сами хотели записать, или тот, что нужен публике?

Андрей: Нет, тот, который мне хотелось лично. Я в нем себя очень хорошо чувствую, очень комфортно. Я не уверен, что этот альбом будет понят сразу, это такая долгоиграющая конфета, которую необходимо долго разжевывать. Но в этом вся и прелесть.

Журнал «Между нами, девочками», 1996 год

 

 


Сегодня нашей любимой группе АГАТА КРИСТИ исполнилось бы 30 лет
20/02/2018

Сегодня нашей любимой группе АГАТА КРИСТИ исполнилось бы 30 лет. За то время, что существовала группа, сформировался целый пласт культуры, включающий в себя несколько поколений. Агату слушают люди думающие, имеющие чуткую душу и хороший эстетический вкус. 

Скажем честно, такой группы у нас не было и уже не будет. На её успех повлияло сразу несколько важных факторов: 

— Уникальный творческий состав, где Глеб и Александр писали чудесные песни, а Вадим помогал с технической и организационной частью 

— Широкая мода на рок-музыку, существовавшая в 90-е, наложившаяся на возросшие возможности синтезаторов и компьютеров, которые позволяли делать поистине волшебные вещи 

— Сильное созвучие тематики песен тому времени, когда группа существовала. Это было время разбитых надежд на счастливое будущее у людей, живших в суровом настоящем. Людей, потерявших великую Родину и ещё не вполне уверенных, сохранят ли Родину новую, да и вообще не знающих, что будет завтра. 

Агата Кристи дала людям отдушину, при этом оставаясь профессиональной музыкальной группой, игравшей в живую и обожавшей экспериментировать. Без Агаты трудно представить вторую половину 90-х. Трудно представить НАС. 

С днём рождения. И вечная память. 

Агата Кристи. Концерт "Эпилог"


ROCKCOR N8 (2017) — ГЛЕБ САМОЙЛОFF & THE MATRIXX: ЗДРАВСТВУЙ, ДРУЖОК…
25/01/2018

— Глеб, здравствуйте. Расскажите, что запомнилось с питерской презентации альбома 16 ноября?

Глеб Самойлов — Пусть не обижаются питерцы, но я не считаю полной, настоящей презентацией то, что состоялось до выхода альбома. Мне бы хотелось, чтобы люди сначала услышали альбом, но альбом, к сожалению, вышел позже по независящим от группы причинам, чем прошла его презентация в Питере. В полночь 17 ноября 2017 года. На протяжении записи этого альбома мы зависели от многих разных обстоятельств. 

— Новый альбом называется «Здравствуй», что это название для Вас? Обращение, приветствие или пожелание?

Глеб Самойлов — Посмотрите обложку, послушайте альбом, тогда все поймете. 

— Когда Вы писали, сводили и делали мастеринг нового альбома, то не слушали никакой другой музыки.

Глеб Самойлов — Не было внутренней потребности. 

— Почему?

Глеб Самойлов — Пускай психоаналитики анализируют. Для меня это замкнутый процесс, во время которого не интересно ничего, кроме того, чтобы довести всё до не то, чтобы совершенства, но до того, чтобы быть уверенным, что я, по крайней мере, сделал всё от себя зависящее. 

— На НАШЕм радио Вы сказали, что, условно, сначала делаете все аранжировки “на коленке”, а потом с музыкантами дорабатываете материал. У Вас есть портабельная студия?

Глеб Самойлов — Нет, портабельной студии нет. 

— Расскажете подробнее, как происходит сам процесс?

Глеб Самойлов — А зачем, чтобы все тоже так могли? Нет уж (смеется). Процесс создания разглашать не буду. 

— Вы довольны альбомом? Насколько результат близок к изначальной задумке?

Глеб Самойлов — Я буду доволен альбомом, когда услышу его в том виде, как он будет звучать на продаваемых носителях. Тогда я смогу сказать, доволен ли я, потому что между тем результатом, который выдаем мы со студии, и результатом, который появляется в продаже, существует еще очень много промежуточных моментов, на каждом из которых всё можно испортить. 

— Сегодня в 00:00 как раз альбом выйдет на iTunes, Google Play и других площадках. 
Глеб Самойлов — Да, я постараюсь не уснуть. Предыдущий наш альбом “Резня в Асбесте” я покупал в iTunes. Честное слово. 

— Сегодня, видимо, будет так же ?

Глеб Самойлов — Сегодня я сделаю то же самое. 

— Основной критерий хорошего текста – это чтобы хотелось его повторять. Какие песни с нового альбома любимые, какие хочется повторять чаще остальных?

Глеб Самойлов — Есть любимые песни, но опять же, у меня восприятие альбома, как у некоторых — актов драматургии. Для меня это спектакль, и какие-то номера в нем, может быть, кому-то кажутся лишними, но именно без них спектакля бы не состоялось. 

— Кто ответственен за грим в видео на сингл “Звезда” с нового альбома?

Глеб Самойлов — Каждый отвечал за свой грим сам. Режиссеры клипа сказали, что они сделают клип в таких тонах, что ярко будет видно только черный и красный. Соответственно, я придумал себе ярко-красные глаза и развязанный красный галстук-бабочку. В стиле, когда стенд-ап камеди подходит к концу, и главный герой, уже распустив бабочку, поет лирическую песню. Я понял поставленную задачу: “Видно будет только красное и черное”. Всё. 

— Не собираетесь снова стартовать краудфандинговый проект?

Глеб Самойлов — Мы дважды проводили краудфандинговые акции. Поживем — увидим. Альбом “Здравствуй” вышел без краудфандинга. 

— У The Matrixx есть подражатели?

Глеб Самойлов — Понятия не имею, я не отслеживаю всех. 

НАЧАЛО ПУТИ И “АГАТА КРИСТИ” 

— Сцена для Вас – это по-прежнему самое родное место на Земле? 
Глеб Самойлов — Пока да. 

— Вам больше нравится путешествовать поездом или самолетом? 
Глеб Самойлов — В поезде можно лежать. 

— В 1978 году Вы впервые услышали “Pink Floyd”, Вам было 8 лет. Что изменилось тогда? 

Глеб Самойлов — С тех пор ничего не изменилось. Я как проникся медитативной музыкой, раздвигающей рамки сознания, что уже тогда понял, что хочу этим заниматься. Отсюда и мое увлечение техно-музыкой, которая родилась опять же в 70 е годы, увлечение рейвом 90-х… не то, что увлечение — я не выходил из этой темы. И до сих пор в этом существую, я чувствую эту музыку. Дабстеп, трэп, — любые интересные направления, кроме попсовых. 

— Вы начали писать песни в 12-13 лет, сможете вспомнить, что дало импульс к этому?

Глеб Самойлов — Желание писать песни. Импульс к написанию дало желание писать песни. Если честно, я незапоминаю, как это получается. Каждый раз, когда я понимаю, что очень хочу записать альбом, выразить свои мысли, я понимаю, что не помню, как это делается. 

— То есть, каждый раз все по-новому?

Глеб Самойлов — Да. 

— Вы взрослели с братом параллельно в разных городах – Асбесте и Свердловске (Екатеринбурге). Сейчас Асбест Вам кажется “Сайлент Хиллом”. Почему?

Глеб Самойлов — Потому что есть градообразующие предприятия. В Асбесте это была добыча одноименного сырья, но, поскольку асбест стал в мире не особо нужен, производство заглохло. Люди уезжают, и город действительно теперь похож на вымершее место, а-ля “Сайлент Хилл”. 

— Вы начали выступать с 1986 года…

Глеб Самойлов — В 1987 я начал пробовать выступать, а в 1988 году состоялось первое выступление группы “Агата Кристи”, которое включало мои песни и другие песни, в которых я участвовал. 

— В то время многие сравнивали Вашу группу с «Наутилусом». Это льстило или наоборот не нравилось?

Глеб Самойлов — Нас сравнивали не только с “Наутилусом”, но еще и с “Алисой”. Две диаметрально противоположные группы, но, тем не менее, нас как-то умудрялись сравнивать и с теми, и с другими. 

— И все-таки, какая была личная реакция?

Глеб Самойлов — Ну, после первого же нашего выступления в гримерку к нам пришли недосягаемые кумиры — Андрей Макаревич и Слава Бутусов. Андрей Вадимович сказал: “На этом фестивале должно было что-то произойти, и оно произошло. Имею в виду рождение группы “Агата Кристи””. С тех пор у меня накопилось достаточно мнений тех людей, которых действительно уважаю, в том числе и после “Агаты Кристи”, для того, чтобы моя самооценка… грубо говоря, чтобы очень многие другие мнения меня не волновали.

КОШКИ, КОНЦЕРТЫ И СОТРУДНИЧЕСТВО

— На концертах часто слышна клавишная «подложка», в частности это явно слышно в программе «Соль». Расскажите об этом подробнее.

Глеб Самойлов – То, что возможно сыграть живьем, мы играем, но на самом деле сейчас ни у кого из существующих диджеев или дабстеп команд клавиши живьем не звучат. Существуют всяческие лупы, которые можно крутить. Многие известные диджеи или всякие конгломераты предлагают купить отрывки из их музыкальных произведений, которые называются лупами и походят для широкого использования. А то, как ты воспроизводишь лупы и сэмплы, что из них нарезаешь, как монтируешь и склеиваешь, а , главное, каким содержанием наполняешь – уже личное дело каждого человека, который это использует.

— Вы говорили, что концерт Депеш Мод в олимпийском огорчил вас плохой отстройкой звука?

Глеб Самойлов – Да.

— Планируете пойти на их февральский концерт в Москве?

Глеб Самойлов – А зачем мне снова идти в «Олимпийский» и слышать плохой звук? Хотя я бесконечно люблю эту группу. Люблю и продолжаю любить за то, что они в моей жизни уже сделали.

— Какие еще группы вы хотели бы увидеть живьем?

Глеб Самойлов — Хотелось бы постоять рядом с araabMUZIK. Я узнал его как композитора еще в 2013 году, он мне очень понравился и совпадает с моим настроением до сих пор. Когда я увидел, что он творит живьем — извините! Рихтером не становятся — Рихтером рождаются. С диджеингом я могу совладать, главное запомнить: где, что и на какой кнопке находится на пульте и вовремя включить, а с тем, чтобы так делать руками — надо родиться.

— Вам нравится выступать с симфоническими? Ощущается особая мощь звука?

Глеб Самойлов – Нет. Особая мощь не ощущается, тем более я каждый раз выступаю с новым оркестром, и каждый оркестр лажает по-своему. Была, конечно, парочка исключений… Но я звукорежиссеру сразу говорю — убирайте мне оркестр полностью из мониторов, оставляйте только барабаны и группу. Из оркестра мне нужен только рояль, потому что я пою под него две песни. Как композитор, как аранжировщик, я заранее знаю, что буду вздрагивать на каждую лажу, которая в оркестре, к сожалению, неизбежна. Никто не играет одинаково.

— На недавнем выступлении в зале присутствовала ваша мама. Ей понравился концерт?

Глеб Самойлов – одна из причин, почему я согласился дать концерт с оркестром, потому что знал, что выступление пройдет в сидячем зале. Мама очень боится клубов, чувствует там себя неуютно. Ну, правильно, среди кричащей молодежи и пьяных мужиков моего возраста, разумеется, ей неприятно и неудобно, она чувствует себя посторонней. Я знал, что придет только на сидячий концерт в приличном зале, поэтому одно из моих условий организатору было сразу, чтобы концерт прошел в Екатеринбурге. Мама была на первом концерте The MATRIXX в 2010 году, и мне захотелось, чтоб она увидела, как это происходит сейчас.

— Известно, что вы кошатник. Сейчас в доме есть кошка?

Глеб Самойлов – Кошка не моя, кошка моей жены. Ее зовут Руся, полностью Русь, с чем было связано немало ошибок в инстаграме. Я сейчас больше переживаю за кота по имени Мэнсон, потому что в таком возрасте заболеть, это вообще, конечно… Опустим.

— В среде фанатов можно прочитать, будто The MATRIXX играет меньше песен на концертах. С чем это связано?

Глеб Самойлов – Это касается включения новых песен в концерт.  Разумеется, из-за новых мы должны «подвигать» какие-то другие, а поскольку новые очень длинные, то приходиться сдвигать очень много старых песен, но по времени концерт остается таким же.

— Есть вероятность, что вы снова сделаете совместный проект с Лехой Никоновым, «ПТВП»?

Глеб Самойлов —  У нас есть совместная песня. Дело в том , что о предыдущем дуэте мы с Лехой договаривались за 4 года до того, как его осуществили. Так что если вдруг мы договоримся о следующем, возможно, придеться ждать еще столько же. Минимум.

— Планируете выпустить свой поэтический сборник стихов?

Глеб Самойлов – Нет. За меня это сделали другие люди, не имеющие отношени к моему поэтическому творчеству. Переврали много слов, но это уже их дело. Я не считаю свои стихи, так называемые, чем-то самодостаточным, кроме тех редких случаев, которые входили в мои творческие вечера. И которые вошли в альбом «Прекрасное жестоко».

— Расскажите подробнее о записи трека «ХалиГалиКришна» для альбома Би-2 «Горизонт Событий». Вы продолжаете общаться?

Глеб Самойлов — Конечно, мы продолжаем общение в любом случае. Более общительный и экстравертный из них Шура Би-2. Он человек, который дружит со всеми и которому не хочется отказывать. Мы с ним познакомились бог знает в каком году, на одном из рок-концертов, когда они только приехали в Москву. До встречи я слышал их материал, и подумал — почему бы и нет? Благодаря именно общительности и подвижности группы Би-2, им действительно мало кто отказывает. Я отказал только раз, когда в проекте «Иллюминатор» прозвучала песня на стихи Ильи, которая в начале мне очень понравилась в исполнении непосредственно Шуры… но делать из нее «круг» с участием в том числе тех, кого Илья знал или не знал, или знал, но не очень любил — не хочу перечислять имена — мне показалось лишним, о чем я Шуре сразу сказал и объяснил, почему не буду в этом участвовать.

— Кстати, почему для трибьюта «Иллюминатор», посвященному поэту Илье Кормильцеву вы выбрали песню «Бриллиантовые дороги»?

Глеб Самойлов – Честно говоря, даже рад, что возник такой вариант. Организаторы этого проекта вспомнили обо мне в последнюю очередь, и мне достались какие-то поэмы о Древнем Риме, либо короткие четверостишия. А чего мне выпендриваться, если есть уже песня, ранее исполняемая, которую я сделал так, как хотелось. Хорошо, что именно она вошла в альбом.

— В заключении интервью, что пожелаете читателям-любителям нео-пост-готики?

Глеб Самойлов — Если вы до сих пор верите, что такой жанр существует, я вам желаю здоровья и счастья.

— И три слова, которые наиболее полно описывают Вашу жизнь, как музыканта?

Глеб Самойлов — Пошло всё нах… А лучше шесть слов: Пошло всё нах…Делай своё дело.

Заказать журнал 

18-12-2017


Глеб Самойлов: «Тема репрессий скоро будет близка всем»
12/12/2017

10:44 12.12.2017 Денис Ступников

Глеб Самойлов и The Matrixx выпустили свой пятый номерной альбом «Здравствуй!»

Пластинка, презентация которой состоится 16 декабря в клубе «Театръ», вызвала огромное количество дискуссий. Точки над I мы попросили расставить самого Глеба Самойлова, который нам дал очень обстоятельное интервью.

 

Глеб Самойлов и The Matrixx

KM.RU: Ты ведь давно хотел выпустить чисто электронный альбом…

— Не получилось.

KM.RU: Мне кажется, в «Здравствуй» ты максимально приблизился к этой задаче.

— Нет, там огромное количество гитар. Даже электронный бас (который раньше присутствовал и в «Агате», и у нас) в новом альбоме используется где-то в песнях четырех. Все остальное сыграно живьем. Если это соотносить с каким-то жанром, то, например, все трэповые партии электронных клавишных здесь тоже исполнены вживую.

KM.RU: Говоря об электронике, я имею в виду не столько звучание альбома (хотя и это тоже), сколько само его построение. В «Здравствуй» ощутима атмосфера безумной дискотеки с нарастаниями, затуханиями ритма, различными «американскими горками».

— Одним словом – постмодернизм.

KM.RU: У меня родилась такая ассоциация – «дискотека в аду».

— Не у тебя одного.

KM.RU: Это закладывалось сознательно или так получилось?

— Песни собирались случайным образом. Строчки из припева «Звезды» родились, когда умер Илья Кормильцев. И уже чуть позже, когда я вплотную стал заниматься этой песней, появилась идея задействовать в альбоме стихотворение «Послушайте» Маяковского. А то, что альбом начнется и закончится произведением про звезду, я начал понимать уже тогда, когда выстроился трек-лист.

 

Глеб Самойлов и The Matrixx

KM.RU: Получилось шикарная кольцевая композиция!

— Там очень большое кольцо, которое охватывает период с 2007 года по нынешний момент. Очень много всяких кармических завязок, но вряд ли это кому-то будет интересно (смеется).

KM.RU: Нет, мне это интересно.

— Очень сложно было монтировать альбом. Особенно на фоне современной электроники, когда можно просто подставлять одну песню к другой, не имея даже компьютера с музыкантами. Я просто пробовал? что с чем сочетается. То есть весь монтаж вместе с предварительными аранжировками был фактически сделан на коленке – сначала на телефоне, потом на I Pad. В окончательном варианте, кстати, тоже использовался I Pad.

KM.RU: Получается, некая «лоу-файность» закладывалась изначально? Хотя при прослушивании не ощущается, что это сделано «на коленке»

— Так неважно, как это сделано, главное – результат!

KM.RU: Какова роль коротких интермедий, которые используются в «Здравствуй»?

— Используются разные шумаки из I Tunes.

KM.RU: Они имеют целью как-то снизить накал между песнями, действительно страшными и жуткими?

— По идее, да, это некое принижение. Но здесь оно абсолютно оправданное. 

KM.RU: Недавно ты сказал, что твой метод – «ударить постмодерном по постмодерну». Можешь как-то проиллюстрировать данный тезис применительно к этому альбому?

— Например, мы используем в звучании реакции публики, записанные еще в 60-х годах. Все эти «вааау!»…

 

Глеб Самойлов и The Matrixx

KM.RU: Ну, или обнажение определенных музыкальных приемов у тебя там присутствует, типа «и вновь продолжается бас».

— Эту цитату современное поколение уже не идентифицирует. В городе, не буду говорить каком (не хочу обижать людей), я сижу в гримерке и слушаю Высоцкого. И человек всего лет на 10 младше меня спросил: «Это что, там Вертинский какой-то у тебя»? То есть Высоцкого уже не знают… А Высоцкий присутствует в альбоме в песне «Дружок»: «А, э – так-то дружок»

KM.RU: Точно – «Алиса в стране чудес»!

— Я еще собирался вставить в альбом его «страшно, аж жуть». Также был велик соблазн после слов Маяковского «врывается к богу, боится, что опоздал» внедрить «в гости к Богу не бывает опозданий». Но не стал.

KM.RU: Правильно сделал, потому что собственной жути у тебя там предостаточно.

— Знаешь, песни действительно тяжелые. Но я при этом еще вычеркнул из альбома те, которые, может быть, сильнее туда вставленных. Возможно, какие-то вещи из «Здравствуй» могут показаться проходными, но они здесь играют определенную роль. Поэтому со звукорежиссером Максимом Чикуновым, работавшим над альбомом в студии, мы применительно к «Здравствуй» говорили не «песня», а «номер».

KM.RU: То есть у тебя еще остался материал, который не вошел в альбом?

— Слишком мало времени у меня на все это было. Поэтому какие-то песни остались, но в черновых вариантах.

KM.RU: Я понимаю, почему в альбом не вошла песня «Субкоманданте», но ты куда-то ее вообще планируешь включить?

— Она уже вышла интернет-синглом, и свое дело сделала.

KM.RU: На дисках ее не будет?

— Нет.

KM.RU: Тему «Звезды» уже затронули, хотелось бы ее продолжить. В прошлом году я писал научную статью о символике в творчестве Егора Летова и его последователей и пришел к выводу, что звездопад олицетворяет личный апокалипсис человека. Уместен ли этот смысл для «Звезды»?

— Я с творчеством Летова не знаком. А вообще «Здравствуй» — это некое подведение итогов, но, я надеюсь, не замыкание кольца. Круг не замкнется, пока жив человек, а я хочу еще пожить.

KM.RU: Ну то есть Летова ты вообще не слушал?

— Я слышал его голос в песне Янки «Деклассированным элементам». Янка мне нравилась, да. А Летова как-то даже не получилось послушать.

KM.RU: Если в раннем творчестве The Matrixx было много намеренного треша, то тексты «Здравствуй», напротив, очень литературны. «Чума и праздник» ритмически мне вообще «Вересковый мед» Стивенсона напомнила.

— Влияний много — начиная с Вертинского и заканчивая Ходасевичем. Причем, все думали, что я запикиваю матерное слово, но оно не матерное, а просто затасканное.

KM.RU: А Ходасевич как повлиял?

— Стихотворение «День»: «Не догадается ударить / Над этим городом в набат». А из Вертинского – «Рождество в стране моей родной». Я их цитирую, но не дословно. Хотя в альбоме имеются и совершенно прямые указания на какие-то события. В песне «Чума и праздник» есть строчки «У стен монастыря забила конкурента нищая братва». Раньше я жил на Таганской, окна у меня выходили как раз на Покровский монастырь, где лежат мощи святой Матроны. Из-за больших очередей к ним там всегда тусовалось много нищих. Однажды я включаю утром новости, а там показывают мой район. Действительно забили!

KM.RU: Зацепила песня «Дурачок», здесь какие-то литературные источники были?

— Здесь стихи, написанные мною в 21 год. Один из первых моих поэтических опытов.

KM.RU: У меня появилась параллель с башлачевской «Похороны Шута».

— Я Башлачева просто тоже особо не знаю. «Время колкольчиков», конечно, слышал, но не более того.

KM.RU: Послушал альбом группы 25/17 «Умереть от счастья», тема которого отчасти пересекается с твоим альбомом, там тоже песня «Дурачок» с твоим вокалом. Как-то эти два «Дурачка» связаны между собою?

— Я засмеялся, когда увидел, какую песню мне предстоит петь, потому что мой-то «Дурачок» был уже готов к этому времени.

KM.RU: То есть между этими песнями вообще никакой связи?

— Вообще никакой. У ребят из 25/17 основная тема наркотики и как это плохо. В курилке клиники Маршака можно услышать гораздо больше о том, как и что делать… У Высоцкого есть замечательная песня «Не писать стихов мне и романов» — вот там хорошо сказано об этом.

KM.RU: Выходит, тебе творчество 25/17 не очень по нутру?

— Нет, мне они понравились сразу, сходу, как только они прислали свои песни. А то, что они не постеснялись вставить в свою песню «Пар», выражение «деревянные костюмы», не оглядываясь на то, поймут это или не поймут, меня, если честно, подкупило. Вряд ли большинство их слушателей знают, что это означает, кто это первый разнес и т. д. В далеком 1968-м в фильме «Интервецния»…

KM.RU: 25/17 для меня – это открытие.

— А я им открыл Васю Обломова, на самом деле. Они сначала отнеслись снисходительно, мол «Магадан», «Магадан». В ответ я предложил им поставить другое. Всё творчество Васи Обломова – это трагедия. Мы же с Васей знакомы лично, он мне помог как аккомпаниатор на мероприятии «Гражданин поэт». Мне предстояло там петь переиначенного Вертинского, я поинтересовался музыкальным сопровождением. Предложили под гитару. Вертинского – под гитару?! В итоге я спросил Васю, не подыграет ли он мне на клавишных. Он ответил: «Подыграю».

KM.RU: Я был там, номер твой прекрасно помню. А насчет Васи на клавишных – либо далеко сидел, либо не обратил внимание.

— Он там был за кадром. В общем, раз сыграли, два сыграли, потом я сходил к нему на концерт, послушал, а он, в свою очередь, проникся нашей «Матрицей». В общем, я его очень уважаю.

KM.RU: Я тоже. Тебе понравилось, как он перелопатил твою «Жить всегда» в одноименной дуэтной песне?

— Мне понравилось, как он сделал. Причем это его была инициатива. Правда, в одном мы не сошлись, но нашли компромисс. Он хотел сделать припев истеричным, как у меня в альбоме, а я решил, что пусть там лучше будет больше Васи. Кстати, идея клипа на эту песню с горящими фотографиями поэтов – его же.

KM.RU: Тебе вообще тема репрессий близка?

— Она скоро всем будет близка (улыбается).

KM.RU: Я имею в виду, в историческом контексте.

— Из нашей семьи это никого не коснулось. Единственное, дедушка мой Лысенко ненавидел, но он был другом маршала Жукова, поэтому его не тронули.

 

Глеб Самойлов и The Matrixx

KM.RU: Продолжая тему культурных пересечений: почему именно Маяковский?

— Знаешь, я сначала не очень любил его поэзию. Особенно ту, которую проходили в школе – в ней звучит ритмика железа. Потом уже начал изучать его ранние стихи, любовную лирику. Он ведь был в той самой тусовке, где присутствовал и Вертинский. Просто от нас это тщательно скрывали. Хлебников и Маяковский произвели на меня неизгладимое впечатление. Вертинский, кстати, первым начал петь песни не про «черную шаль», а на стихи своих друзей. И сам писал шикарные стихи.

KM.RU: В общем, стих «Послушайте» просто идеально лёг – и всё?

— Почему-то я хотел вставить в этот альбом именно Маяковского. А в его оригинальном исполнении было только «Хорошее отношение к лошадям» и «Послушайте». Я удивился, как он вообще их читает. Ты вспомни, как он начинает – послушайте! Как будто умоляет – ну послушайте. Потрясающе!

KM.RU: Детский вопрос: что означают в названиях песен аббревиатуры «С.С.» и «С.Н».

— Я не хотел называть их напрямую. «С.С.» в песне расшифровывается – «серая слизь». Имеется в виду одноименный роман Александра Гарроса и Алексея Евдокимова. Кому не захочется читать, все равно не прочитают. А «С.Н.» — аббревиатура от названия спектакля Владимира Машкова «Смертельный номер», посетив который, я познакомился и с Андрюшей Паниным, и со всей его компанией. Называть же песню «Смертельным номером» я не стал, поскольку там еще идет какая-то проекция на себя. Сказать, что эта песня напрямую об Андрее я тоже не могу. Так же, как песня «С.С.» не о Гарросе, а обо всех умирающих от рака. Про Алесю Маньковскую, оставшуюся с дочкой в чужой стране. Про Аню Старобинец, вдову Александра Гарроса. О них забывают все.

KM.RU: Очень зацепила строчка «как стекает с лица имя его».

— Все стихотворение родилось единым потоком. Почему именно такая строчка, я не могу ответить…

KM.RU: Это о человеке, который теряет свою суть?

— Может, всплыло из памяти что-то. Я видел людей, которые умирают от того, что у нас называют старческим маразмом, а во всем мире – болезнью Альцгеймера. Исчезает сама личность человека. Но, например, Илья Кормильцев оставался личностью до последнего момента. А с Сашей Гарросом мы до его смерти не созванивались уже четыре года – просто потеряли друг друга. Так же, как и с Андреем Паниным – тоже четыре года. Потом уже звонили другие люди и сообщали, что завтра – прощание с телом…

KM.RU: А ты вообще веришь, что имя является путеводной звездой человека, и в нем заключена сущность его носителя? И ощущаешь ли воздействие на судьбу своего имени?

— Теоретически мое имя имеет две версии происхождения. Одно – российское, другое – языческое. «Хранимый Богом» или нет, а у меня вообще вопрос, там Бог или кто? А вдруг Апокалипсис уже случился и победил совсем не тот? Так что период неофитства давно уже прошел.

KM.RU: Клип «Звезда» получился очень стильным. Как родился его замысел?

— Это нужно спрашивать у Снэйка. Моя роль сводилась к тому, что я отслеживал, как каждый снимался. Но также принимал участие в выборе имиджа (смеется). Потому что мне ребята сразу сказали, что мы будем делать клип, и в нем будут видны сразу три цвета – черный, белый и красный. Мне накрасили красным глаза и повязали галстук красного цвета.

KM.RU: Буквально в сентябре я с толковой поклонницей твоего творчества обсуждал этот клип. Первым ее впечатлением было: судя по макияжу, Глеб хорошо изучил модные журналы.

— Вообще размазанные глаза придумала Юлия «Кроу» Воронина, когда она еще танцевала в кремлевском балете на клипе The Matrixx «Мы под огнем».

KM.RU: То есть в модные журналы ты не заглядываешь?

— …да и FashionTV не смотрю.

KM.RU: Раз уж пошла речь о модных журналах… Давно хотел тебе задать вопрос: изображение флакончика духов на первом издании альбома «Агаты Кристи» «Опиум» один в один совпадает с их рекламой из номера журнала «Burda» еще конца 80-х – начала 90-х. Это действительно оттуда взято?

— Просто я поставил задачу перед дизайнером, чтобы на обложке были духи. Этот альбом – вообще очень большая [наколка]. «Агату» тогда уже очень ругали за «попсу», вот мы и сделали мелодии слащавыми. Слова-то все равно никто не слушает…

KM.RU: Увы. Но «Опиум» я с большим удовольствием совсем недавно переслушивал.

— Ну, если он воспитал такого человека, как Леха Никонов…

KM.RU: То есть картинку для обложки выбирал не ты?

— Нет, я просто понимал, как оно должно писаться и как выглядеть и поручил дизайнеру сделать в таком ключе.

KM.RU: А оформление альбома «Здравствуй» частично делал ты?

— Я придумал идею, что это должна быть СМС-ка со смайликом. Правда, смайлик там был другой, а художница Грэм придала ему определенный ритм на компьютере. Но эскиз мой.

 

Глеб Самойлов и The Matrixx

KM.RU: О «Здравствуй» ты говорил, что там используются нетипичные инструменты в нетипичных функциях. Какие можешь привести примеры?

— Например, в песне «С.Н.» используется дабстеповский риф, который я уже потом кручу в обратную сторону вручную. А зачем это кому-то знать? Зачем кому-то знать, что в песне «From Hell» мне нужно было одновременно управлять несколькими семплами?

KM.RU: Трудно ли воплощать все эти хитрости вживую? И насколько концертное звучание отличается от студийного?

— Разумеется, на концертах будут играться не все песни. Ну а смысл? Далеко не все приходящие на наши концерты склонны к медитации именно в таком виде. Для меня альбом – продолжение моей давней любви к рейв-культуре и «Пинк Флойду».

KM.RU: Тем не менее, у вас уже есть уже опыт исполнения этих песен.

— Да, мы играем часть материала. На презентации песен из «Здравствуй» будет большинство, а дальше – уже меньше.

KM.RU: Но эти песни сильно изменились в живом исполнении?

— Все примерно также, только барабаны звучат громче. Единственная проблема, в песне «Синие цветы» (которая, как выяснилось, оказалась у многих любимой), три Глеба Самойлова друг с другом разговаривают. Как это решить, я пока не знаю.

KM.RU: Будут ли на презентациях спецгости?

— Возможно. Точно будет Вова Елистратов, который на трубе играл в двух песнях. «Послушайте» явно не будет исполняться, а в «С.С.» поучаствует.

KM.RU: Каково вообще делиться с людьми такими личными песнями?

— А у меня выбора не было. К тому же после «Резни в Асбесте» я начал заниматься музыкальными «игрушками», поскольку всегда любил техно-культуру. Даже на протяжении этих трех лет в интернете эти технологии выросли очень заметно, что позволяет много экспериментировать. Тем более – официально, потому что это все продается (смеется). При этом буквально в двух песнях используются специально купленные семплы. А, например, для «Ай-Пэда» существуют различные симуляторы профессиональных диджейских прибамбасов.

Фото предоставлены пресс-службой группы

Источник: KM.RU 


ГЛЕБ САМОЙЛОВ: «СВОБОДА – ЭТО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РЕШЕНИЯ» (лидер The Matrixx о человеческой энтропии и разнице между культурой и искусством)
09/12/2017

Наше предыдущее интервью с Глебом Самойловым вышло в декабре 2016. За этот год произошло немало событий: и громкое празднование 7-летия The Matrixx концертами в двух столицах, и выступления с симфоническим оркестром с лучшими песнями «Агаты Кристи», и отмечание на сцене дня рождения артиста в августе. В сентябре вышел клип на композицию «Звезда», ставшую первым треком на пластинке «Здравствуй». Именно ее артист называет главным итогом прошедшего года. И не только его. Он рассказал «МК» о том, в чем ее отличие от предыдущих альбомов команды, почему люди продолжают жить так, как будто современного искусства не существует, и что является мотивацией для творчества, если его понимают единицы. 

— Глеб, «Здравствуй» — непростая история, цельная, но многослойная. Эмоционально работа может показаться достаточно тяжелой для восприятия: темы, к которым вы апеллируете, — отнюдь не позитивные. О чем она лично для вас? 

— Для меня это подведение итогов довольно долгого периода, точкой отсчета которого стал тот момент, когда я принял решение начать свой собственный путь. Ну а его «закольцовкой» стали события, произошедшие за последнее время в моей жизни. Я не хотел бы вдаваться в подробности: какие именно — вряд ли заинтересует читателей. 

— Альбом сильно отличается от предыдущих, записанных с The Matrixx. В каком направлении вам сейчас интересно двигаться? 

— Для меня все работы, созданные в рамках этого проекта, очень разные. Я не задумываюсь специально о векторе движения, о том, что будет дальше, если говорить о звучании. В течение последних трех лет мне особенно важно выразить определенные мысли и идеи, а уж какими средствами это осуществляется – по сути, не важно, они могут быть самыми разнообразными. Некоторые, послушав «Здравствуй», стали говорить о том, что это дабстеп, например, вешать ярлыки… Я считаю, никакого дабстепа там нет. Ни одной песни. Хотя и определение «песня» здесь не подходит… Конечно, в душе я до сих пор рейвер, поэтому для меня вкрапление каких-то элементов — дабстепа, трепа – просто логичное продолжение того, что я умею делать. Они органично вплетаются в общую канву, но не являются определяющими. 

— Насколько актуальна сейчас в России рок-музыка? 

— Я об этом не задумываюсь и предпочитаю концентрироваться на том, что делаю сам. В этом плане новая работа вообще не имеет никакого отношения к рок-музыке. Более того, это абсолютно не альбом в классическом понимании. Не спектакль.. Хотя театральные элементы здесь прослеживаются, спектакль предполагает наличие сцены и зрителя. Не кино… Как точно отметил один человек, правильнее всего будет назвать это инсталляцией. 

— Она начинается с композиции «Звезда» и завершается треком «Послушайте!» — реинкарнацией стихотворения Владимира Маяковского… 

— На самом деле это получилось случайно. Строчка «не загадывай на звезду, это, может, упал наш друг» родилась, когда умер Илья Кормильцев. После выхода предыдущего альбома «Резня в Асбесте» я начал думать о том, чем бы мне отвлечься от того, что я уже сделал. В тот момент у меня стали получаться такие странные зарисовки, одна из которых была сделана в том числе и на стихотворение Маяковского. Примерно в то же время появилась композиция «Дурачок», стихи на которую были написаны мной еще в 21 год… Можно сказать, что эта работа создавалась практически всю осознанную жизнь. 

— Вам важно, какой резонанс она вызывает у слушателей? 

— Мне интересно, когда люди понимают или чувствуют на интуитивном уровне, что это не альбом, не песни, а нечто совершенно другое. Не нужно никому ничего доказывать и объяснять. Те, кому это необходимо, сами все осознают. 

— В последнее время искусство становится все более эклектичным. С чем это связано, на ваш взгляд? 

— Я не могу говорить от лица всех представителей искусства, я могу отвечать только за себя. Посмотрите, Энди Уорхол умер в 1987 году. А люди, на мой взгляд, продолжают жить так, как будто современного искусства до сих пор не существует. Взять ту же музыку: большинство исполнителей продолжают писать песни по схеме «куплет-припев». Это касается любого жанра, и попа, и рока. Я игнорирую эти привычки, иду мимо них. В свежей работе нет ничего случайного. Для меня здесь все понято, продумано, прочувствовано, в том числе и монтаж. Именно поэтому понадобилось время: мне нужно было смонтировать пластинку именно так, как я хочу. 

— В своих композициях вы стремитесь создать некий абстрактный мир, или это форма отражения реальности? 

— Второе. В них идет речь о конкретных людях и событиях. Я не буду говорить, о каких, потому что работа, тексты говорят сами за себя. Где-то и нет… В определенных моментах специально использованы сцены, врезки, которые, казалось бы, не имеют отношения к основному повествованию, уводят от него. Тем не менее они там тоже нужны. Они на своем месте. 

— Какие тенденции вы видите сейчас на современной альтернативной сцене? 

— Не знаю, я не берусь судить всю сцену. Могу сказать, мне близка теория того, что время героев прошло. Не только среди артистов. Как-то раз, находясь на гастролях в одном городе, я слушал Высоцкого. Зашел организатор – лет на 10 моложе меня – и спросил, что за музыка играет. Я ответил: «Подожди, сейчас он запоет, и ты сам поймешь». Высоцкий начинает петь. «Это Вертинский?», — обращается ко мне человек. Так что о каких героях сегодня вообще можно говорить? Не знаю, что способствует деградации поколений. Видимо, увеличение энтропии. 

— Насколько творческий человек подвержен влиянию извне – со стороны общества, политической системы? 

— Очень сильно. Любой человек, который занимается творчеством, предельно распахнут, открыт и миру, и народу, и всем внешним влияниям. Конечно, есть такое суждение, что росток не пробьется, не встретив некое сопротивление, но здесь уже вступает в силу борьба противоположностей. 

— В вашей картине мира шоу-бизнес и искусство – это сочетаемые друг с другом категории или истории о разном? 

— Шоу-бизнес – это представители мейнстрима (читайте, культуры), ассимилирующие в себе любые знаковые движения, зарождающиеся изначально в авангарде и андеграунде. На самом деле они пользуются их плодами, трансформируя их внутри себя. Все это и есть шоу-бизнес, мейнстрим, культура, между которыми я ставлю знак равенства. А искусство – это совершенно другое. Лично я просто пишу свои дневники… И я изначально понимал: то, что я пишу, поймут единицы. Мотивация того, для чего я это делаю, в случае с последней работой заложена в ее названии и текстах. 

— Вы говорите о том, что только единицы могут понять это. Однако любое произведение создается для слушателя или для зрителя, нацелено на диалог… 

— Когда я пишу что-то, я понимаю, что каждое мое произведение, как и каждое мое действие в жизни, может стать последним. Вот это для меня важно. 

— После выхода работы, которую вы, по факту, создавали всю жизнь, есть ли силы на концерты, гастроли? 

— Я просто осознаю, что это способ донести свой месседж до того, кто способен его услышать, кому он нужен. В данном случае я много апеллирую к теме смерти, потому что она является наиболее понятным символом. Когда человек умер — это одно состояние, когда жив – другое. Первое не предполагает уже больше никаких вариантов, а второе предполагает, и иногда они хуже, чем смерть. 

— Вы единоличник в творческом смысле? 

— Да. Я считаю, что и на сцене, и в жизни человек обладает абсолютной свободой. Как он ей распоряжается – личное дело каждого, но свобода – это еще и ответственность за принятие решений. Даже если на вас давят внешние обстоятельства, или кто-то вас подталкивает к ним, это все равно ваши решения. 

Наталья Малахова 

Источник: MK.RU


«Послушайте!» Рецензия на новый альбом группы «The Matrixx»
20/11/2017

Глеб Самойлов, экс-лидер всероссийски известной группы «Агата Кристи», а ныне фронтмен своего сольного проекта «The Matrixx», в очередной раз порадовал своих поклонников новым альбомом под названием «Здравствуй»

Надо сказать, Глеб Самойлов-давнишний друг газеты «Завтра», которой не только неоднократно давал интервью, но и даже посвятил отдельную песню. Не так давно в музыкальной программе «Соль» Г. Самойлов признался, что очень любит творчество Александра Проханова.

Любопытен и тот факт, что на первый же концерт своей сольной группы в 2010 году Глеб выслал пригласительные билеты писателям Проханову, Лимонову и Мамлееву. Придти на концерт они почему-то не соизволили. Впрочем, весьма странно было бы видеть людей столь почтенного возраста в толпе молодых фанатов авангардной рок-музыки. Что интересно, сам Глеб не раз выражал свои симпатии оппозиционным радикалам и причислял себя к «красно-коричневым». Хотя, конечно, политические предпочтения музыканта не имееют никакого значения. За него говорит его творчество.

  А социально-политическая линия присутствовала в творчестве Глеба всегда, ещё во времена «Агаты Кристи». В «Матрице» же Глеб развивает эту тему более широко. Первые его сольные альбомы  отличались этим «протестным настроением». Но протест всегда носил не поверхностную политическую подоплёку, а более глубокий, метафизический характер.  Это особенно чувствуется в новом альбоме, который является логическим продолжением предыдущего, под названием «Резня в Асбесте». 

Предыдущий альбом имеет пессимистичный конец и завершается грустно-веселой песней «Эвтаназия». Вернее сказать, даже не писсимистичный, а эсхатологический. Поскольку подразумевает некое продолжение за пределами земного бытия:

«Боль. За болью дали
Где вы не бывали»

Эвтаназия здесь, конечно, не пошлое самоубийство, а отказ вливаться в бытие, подобное, как писал Сартр, клейкой пасте. Это напоминает странный, иррациональный поступок одного платоновского персонажа- рыбака, который, чтобы постичь тайну смерти, связал себя и прыгнул в реку. Платонов пишет про него: «Втайне он вообще не верил в смерть, главное же, он хотел посмотреть — что там есть: может быть, гораздо интересней, чем жить в селе или на берегу озера; он видел смерть как другую губернию, которая расположена под небом, будто на дне прохладной воды, и она его влекла».

В альбоме «Здравствуй» смерть как бы протягивает руку лирическому герою.

Альбом открывается песней «Звезда»-на первый и поверхностный взгляд декаденстской и безвыходной: «Смотри, звезда вниз падает, сгорая..». Но звезда в своем блистательном падении готова выжечь себя дотла.

В песне «Дружок» поется от лица небытия, которое вальяжно, издевательским тоном говорит нам: «Здравствуй!». А в предпоследней композиции лирический герой с открытым забралом восстает,наконец, против смерти и тоже приветсвует её: «Здравствуй!»

Стоит отдельно сказать об эксцентричной манере исполнения этих песен. Они как бы и не совсем поются, а декларируются, очень надсадно и надрывно, что только добавляет экспрессии.. Пожалуй, из Глеба получился бы неплохой драматический актер.

Затем идут композиции, лейтмотив которых повторется в «Матрице» из альбома в альбом: о смертельной любви, конфликте внутреннего человека с внешнем миром и Богом.

Венчается альбом стихотворением Маяковского «Послушайте», наложенного на современную музыку. . Можно сказать, альбом заканчивается вполне оптимистично, т.к. после всех своих сумасбродных скитаний, лирический герой все же побеждает постмодерн и обретает смысл. «Ведь если звезды зажигают. Значит это кому-то нужно»

В новом альбоме много смерти. Настолько, что при внимательном прослушиванииь у неподготовленного слушателя может возникнуть физиологическое отвращение. Для Г.Самойлова аппелляция к смерти-это своего рода протест против мира конформизма и консьюмеризма. Как сказал музыкант в одном из своих интервью , цель его творчества -«бороться с постмодерном его же способами». И вот в такой карнавальной, издевательской манере, под танцевальную и весёлую музыку подается смерть, которая, как писал Бодрияр, является последним бастионом реальности в мире постмодерна.

Конечно, «The Matrixx»- не для всех. В первую очередь, для людей мыслящих и понимающих в жанре. Бессмысленно делать текстологический анализ песен, поскольку они слитны в одно с музыкой.

Но очевидно, что Глеб Самойлов делает музыку честно, не пытаясь угодить толпе и опираясь на свой жизненный опыт. Это очень искреннее творчество.

Источник: http://zavtra.ru/blogs/poslushajte


Две новые премьеры The MATRIXX
11/11/2017

Вчера в Санкт-Петербурге, 10.11.2017, в клубе Aurora Concert Hall, прошел фееричный концерт Глеба Самойлова с обновленной программой. Питерцам посчастливилось увидеть и услышать ещё две новые песни:

The MATRIXX — Дружок.

Глеб Самойлов & The Matrixx — Дружок

Текст:

Дышишь ты или молчишь, 
Я всегда рядом с тобой. 
Прячешься или бежишь, 
Я за твоею спиной. 

Может устать даже тень,
Но я всюду рядом с тобой. 
Может наступит день, 
Но я за твоею спиной. 

Здравствуй, дружок 
Здравствуй, дружок 
Здравствуй, дружок 

Зеркало тускло молчит, 
Считая меня пустотой, 
А ты все молчишь, обернись, 
Я за твоею спиной 

Здравствуй, дружок…

 

И смертельное танго в стиле Santa Muerte:

The MATRIXX – Tango para el dinero

The MATRIXX – Tango para el dinero (Санкт-Петербург, 10.11.2017)

Текст:

Встреча у гроба, как встреча на свадьбе,
Подруга невесты начинает зевать.
Налейте покойнику, ему ещё ехать,
Налейте нам, мы хотим танцевать.

Это танго за деньги, детка,
Спасибо, что ты мне не врешь.
Всё остальное так глупо,
Смерть и ложь.

Вообще я танцую редко,
Но ради тебя — на что не пойдёшь?
Это танго за деньги, детка,
Спасибо, что ты мне не врёшь.
Всё остальное так глупо,
Смерть и ложь.

Танго за деньги, детка,
Спасибо что ты мне не врёшь. 
Все остальное так глупо,
Смерть и ложь.

Напоминаем, что открыт предзаказ и уже можно приобрести новый альбом «Здравствуй» на платформах:

iTunes: сделать предзаказ

Google Play: сделать предзаказ

Трек-лист:

01 Звезда (исполняется на концертах+клип)
02 Дружок  (исполняется)
03 Дурачок 
04 From Hell 
05 Умереть за любовь (исполняется)
06 Чума и праздник 
07 Tango para el dinero (исполняется)
08 Готика МР 
09 Синие цветы 
10 Нет, мама 
11 Guten Morgen 
12 С.Н. 
13 С.С. (исполняется)
14 Здравствуй (исполняется)
15 Послушайте!