АГАТА КРИСТИ: Глеб Самойлов — разговоры обо всем.

Народная молва поспешила наклеить на «Агату Кристи» ярлык людей, которые только и умеют петь про агрессивный секс. Однако это не совсем так. Сексуальность «братьев Кристи» — настоящая и природная, в их естественности и заключена сила их притягательности.

— Первой песней из «сексуального цикла», которая принесла вам всенародную популярность, была «Как на войне» с ударным припевом «Я на тебе, как на войне». О чем песня?

— Эта песня — о взаимоотношениях двух любящих людей. Каждый человек сам по себе — личность, но одно человеческое «Я» с другим никогда не может слиться до конца, поэтому и происходит отторжение.

— Не ощущаете ли вы себя буревестниками сексуальной революции, ведь мало кто может похвастаться настолько интригующими текстовками?

— «Агата Кристи» — это, прежде всего, шоу на сцене, там уже основную сексуальную нагрузку несет на себе Вадим Рудольфович. А что я — так, просто спокойно сидячий больной, у меня все, что ниже пояса, разбито параличом…

— Расправившись с ярлыком «секс-террористов», вы тут же получили ярлычок «наркоманов», чему отчасти «виной» — ваш прекрасный альбом «Опиум». Кстати, о чем сама песня «Опиум для Никого»?

— Это песня ностальгическая, но сделанная в духе «циничных и трубадуров» — так я сам называю нас, участников «Агаты Кристи». Эта песня оценивает место музыканта, человека, который служит искусству в этой жизни.

— Часто ли ты испытываешь чувство одиночества, и как оно влияет на творчество?

— Одиночество — лучшее средство для творчества. Когда я сочиняю песню, всегда один с гитарой запираюсь на кухне, и жена видит меня, как правило, один час в сутки, когда я встаю, завтракаю и обедаю одновременно. Ощущение изначального одиночества среди людей заложено в нас чуть ли не с момента рождения. Вместе с тем, депрессия может хорошо влиять на творчество только тогда, когда перестаешь воспринимать ее дискомфортно — ну, есть она и есть, и не надо ничего. Когда человек во время депрессии жалеет себя, никакое творчество невозможно.

— Во что ты веришь — в себя, музыку или Бога?

— Каждый называет это по-своему: у кого-то вера носит название Аллаха, космоса, но лучшего названия, чем просто Бог, никто еще не придумал.

— Какими были бы твои первые слова, обращенные к Богу, если бы ты попал в рай?

— Да абсолютно те же, что и сейчас, самые простые слова-обращения, которые каждый человек всегда вкладывает в свою молитву. Правда, что в ней говорю я — не скажу.

— Посмотри: мы смогли чего-то добиться в этой жизни, но сейчас в обществе совсем иные ценности. Как выбраться из замкнутого круга, чтобы не стать «сытой свиньей», о которой ты пел в самом начале «Агаты Кристи»?

— Если человек мучается этим вопросом, значит он уже не станет «сытой свиньей», если, конечно, его ничто не сломает. А для того, чтобы вас не сломали, надо себя воспитывать, копить энергию, внутренние ощущения, пытаться «сделать» себя. Даже не сделать, а вспомнить себя таким, какой ты есть на самом деле. Например, идти на поводу вашей тоски. Идите! Она вас куда-нибудь да приведет!

— Боишься ли ты смерти, и как бы хотел умереть?

— Я боюсь неожиданной смерти, но как именно я бы хотел умереть, говорить не буду, чтобы не шокировать людей. Наш администратор Саша Таушканов, например, считает, что лучшая смерть — это «сладкая смерть». Вопрос спорный! Кстати, вот дурацкая статья гордости — «мой дед умер на женщине». Кто-нибудь, интересно, подумал — а каково женщине было?

— У Вадима растет очаровательная дочь Яна, а ты-то думаешь когда-нибудь завести детей?

— Лично я не хочу иметь в семье никакого другого живого существа, кроме жены, разумеется. Я даже к цветам тяжело отношусь, потому что я чувствую, что это другая жизнь, совершенно другой организм, и изначально, поскольку я другой, он мне враждебен.

— Подожди, но ведь ребенок — это частичка тебя самого…

— Это, я извиняюсь, в физическом плане, но душа же переходит не от родителей, она просто выбирает, у кого ей родиться. Конечно, можно чему-то обучить своего ребенка, но все должно быть естественно, а если это не так — то все получается надуманно и искусственно. Вот посуди сам: как быть на первых порах, когда ребенок еще не осознает своих поступков и действий, — это враждебное мне существо.

ЕЛЕНА КУЦАНОВА
АЛЕКСАНДР МАЛЬКЕВИЧ

«Телевик», №44/1995


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *